Абракас

АбракасВ раннюю эпоху христианства, в 1—II веках, возникало много еретических сект, пытавшихся сочетать новую религию с язычеством и иудаизмом. По учению одной из них, все сущее зарождается в некоем высшем Царстве света, из которого исходят 365 разрядов духов. Во главе духов стоит Абраксас. Его имя и изображение часто встречаются на Абраксасгеммах и амулетах: существо с человеческим туловищем и петушиной головой, вместо ног — две змеи. В руках Абраксас держит меч и щит. Отцы церкви боролись с ересью гневными отповедями и едкими насмешками. Святой Епифаний язвительно замечал, что ересиархи пытаются «действовать на воображение неопытных ужасными именованиями варварским составлением сих наименований», — он имел в виду и звание Абраксаса. Его имя составлено из семи греческих букв (а магическое число 7 символизирует общую идею Вселенной). Все греческие буквы имели числовое значение; сумма значений букв, входящих в слово Абраксас, составляла число 365, соответствующее числу духов и дней в году (космогонический эквивалент «мирового времени»). Соответственно у него насчитывается 365 добродетелей — по одному на каждый день.

В системе гностика Василида Абрасакс — глава (архонт) низших эонов (эманаций Божества), создавших 365 небес. В дальнейшей оккультной традиции Абрасакс представлялся как египетский бог, демон, дуалистическое божество, изображался в образе петуха. Существо с петушиной головой — эллинистический бог Абрасакс (или Абраксас), которого часто называли Демиургом, IAO. Ему сопутствует солнечная символика: петух каждое утро возвещающий о возвращении Солнца — символ возрождения, и хлыст со щитом, с которыми чаще всего он изображался — символизируют жар полуденного Солнца. Абрасакса часто изображали на магических амулетах и геммах эллинистической эпохи; александрийский гностик Василид называл Абрасакса «Великим Правителем 365 Небес» и создателем физической Вселенной. Абрасакс принадлежит к категории змееногих Солярных Божеств, что говорит о ярко выраженном аспекте этого бога. Таким образом, Абрасакс, солнечный петух, создатель Этого Мира, символизирует производительную силу Солнца. Но, в отличие от Христа, он не связан напрямую с Высшим Аспектом Солнечного Логоса-Творца.

Абракас

Абракас — одно из классических гностических изображений

Мистическое слово Абраксас неправильно считается египетским, ведь происхождения оно скорее персидского и заключает в себе все буквы, употребляемые в пельви для численного обозначения и в то же время самые первые буквы азбуки этого языка. Последователи гностика Василида придавали магическое значение камням, на которых было вырезано это слово и, кроме того, еще фигура с человеческим туловищем, человеческими руками, петушьей головой и змеями вместо ног; в правой руке ее плеть, в левой круг или венок с двойным крестом внутри. Подобного рода камни найдены в Азии, Египте, частью в Испании, куда они вместе с василидовым учением занесены присциллианами, а затем приняты были всеми магическими и алхимическими сектами и в Средние века получили широкое распространение в качестве амулетов. Мистическая фигура видоизменялась самым разнообразным образом и заменялась различными изображениями, языческими и др., уже ничего общего с гностицизмом не имеющими.

По учению последователей Василида, Бог, несотворенный, вечный Отец, сначала породил свой Нус, или Ум, Логос — Слово и Фронезис — Разум; от Фронезиса произошли София — Мудрость и Динамис – Сила. Именно эта совокупность Первичных порождений и суммирована в образе Абраксаса. Они формируют высшее Царство света, источающее Творческую активность, от которой зарождается все сущее, и из которого исходят 365 разрядов духов, поддерживающих мироздание. Во главе этих духов и стоит Абраксас – наивысший из семи богов, как бы суммирующий этих богов. Василид утверждал, что Абраксас выступает в роли посредника между человечеством и Божественной Сутью.

Амулеты Абракаса

Различные варианты изображения Абракаса на амулетах и прочих предметах.

Амулеты и печати, изображавшие Абраксаса, были широко распространены с конца первого столетия нашей эры. В тринадцатом веке символ Абраксаса использовался в печатях Ордена тамплиеров. В средние века заклинание было признано демоническим и отнесено к разряду черной магии. Абраксас — один из богов египетского пантеона, ассоциируется с победителями дракона. Подобно санскритскому Абхимани, он является первопринципом, первоэлементом. Ассоциируется также с творцом Брахмой. Слово Абраксас соотносится с мистическим словом Абракадабра — одним из имен бога Митры.

Некоторые исследователи утверждают, что имя этого бога происходит от еврейского «абберака», что означает «благословенный», другие — что оно представляет собой искажённое имя одного из египетских богов. Существует также мнение, что это имя восходит к древней коптской или египетской магической формуле, символически означавшей «Не вреди мне» («Не тронь») и обращённой к божеству, как «Отцу». Эту формулу обычно прикрепляли к амулету или талисману и носили на груди под одеждой.

Согласно преданиям, Абраксас — воин, побеждающий зло во всех его проявлениях, яростный борец за справедливость, понимаемую как творческая закономерность, соответствие плану Творения. Он, как петух, который является символом восхода солнца, первым встречает счастливое или несчастливое утро каждого нового дня. Абраксас — символ благополучия и мудрости, которых можно достичь только в бесстрашной борьбе с противодействующими силами, непременно победив их, потому что в руках Абраксаса — плеть (метла). Метла является символом власти и превосходства над противниками, это его орудие в борьбе со злом.

Карл Густав Юнг

Карл Густав Юнг был одним из первых исследователей, который провел параллели между мифологией, религией и реальными феноменами психики.

Как писал об Абраксасе Юнг, этот «новый бог», «блистающий, словно лев, мгновенно раздирающий свою жертву, прекрасный, как весенний день», Абраксас — Пан, Приап, монстр подземного царства, клубок крылатых змей, истинный Гермафродит, «святой творец», любовь и убийца любви, святитель и его предатель, «наиярчайший свет дня и самая мрачная ночь безумия». «Увидеть его — значит ослепнуть, узнать — сойти с ума, почитать его — найти смерть, бояться его — мудрость, а спасение возможно, если не противостоять ему». В конце «Семи проповедей к мертвым», после оды Абраксасу, автор делает вывод: «В мире том принадлежит человек Абраксасу, который его, человека, и мир порождает либо поглощает».

Как имя Абраксаса, так и его иконографический образ, имели распространение и за пределами христианского гностицизма, в культово-магическом обиходе позднеантичного синкретического язычества.

Образ гностического бога, символизирующий Первичные энергии творения, прошел длинный путь развития. Следует отметить, что, в отличие от «настоящих» язычников, гностики считали своих «богов», «архонотов» и «эонов» прежде всего символами невыразимой духовной реальности, поэтическим приближением к описанию их природы. Однако такие символы были весьма  жизненными, несущими силу и мудрость.

Метки:

Поделись статьей с друзьями!