Что такое оккультизм и эзотерика

Описание оккультизмаЧтобы дать беспристрастную оценку Духовной науке, мы должны изучать первоисточники и стараться проникнуть в умы великих мистиков и интеллектуалов, чьи произведения свидетельствуют о непосредственном познании сверхчувственных миров.

Существуют состояния сознания, переступающие пределы нормального, и когда такие состояния преобладают, мы можем распознать формы существования, с которыми, как правило, не соприкасаемся. Все провидцы придерживаются единого мнения по этому вопросу, и мы можем взять его за основу для объяснения происхождения оккультизма. Существуют всемирные предания о сверхлюдях, которые обучали оккультизму наших далеких предков и создавали их цивилизации.

Сверхнормальные способности человеческого разума раскрывают человеку сверхъестественный диапазон опыта. Этот накопленный сверхъестественный опыт поколений, воспринимаемый через посредство сверхнормальных способностей, спорадически развившихся у человечества, составляет предмет оккультизма и доставляет факты для его теорий.

Слово «оккультный» означает «скрытый», а слово «эзотерический», часто употребляемое как его синоним, означает «для избранных». Если соединить оба эти слова, то можно сделать вывод, что оккультизм, — это, фактически, отрасль знания, которая скрыта от многих и предназначается для немногих.

Естествознание основывает свои доказательства на пяти органах чувств нормального человека; оккультизм же апеллирует к «мнению» чувств, которые, как установлено, редко развиваются у людей. Среднему человеку при выражении своего мнения по оккультным вопросам приходится исходить из окружающей очевидности. Оккультизм, подобно классической музыке, предназначен для избранных. Оценить его могут только люди, имеющие природный или приобретенный в результате обучения дар. Обывателю это недоступно, так как у него нет никакой общепринятой отправной точки, от которой можно было бы оттолкнуться.

Некоторые люди приобрели опыт, который заставил их размышлять и задавать вопросы. Эти люди увидели нечто за пределами четырех стен нашей повседневной жизни и их больше не удовлетворяет утверждение, что не существует ничего, кроме видимого нами. В своих поисках эти люди могут идти по пути экспериментальных исследований, как это сделали спиритуалисты, раскрывая в ходе своей работы огромную массу феноменов сверхчувственных состояний бытия. Либо, придерживаясь другой линии продвижения, они пользуются заслугами тех, кто обращается к преданиям за разъяснением.

До тех пор, пока не начнешь изучать литературу по этому предмету, не подозреваешь о его обширности. А этот предмет простирается, с одной стороны, от устных преданий и мифологии до произведений высокообразованных философов, чьи размышления выводили их «за наши пределы времени и пространства«.

Следует, однако, помнить, что оккультизм — это больше, чем научная философия. Это — огромный опыт, и именно этот огромный опыт теории оккультизма стремятся систематизировать и объяснить.

Пентаграмма

Оккультизм не тождественен психологии.

Не тождествен оккультизм и психологии. Его предмет гораздо шире, поскольку изучает малоизвестные аспекты человеческого разума и разумной стороны Природы. Его выводы, правильно сформулированные и понятые, совпадают с выводами, уже являющимися непреложными в психологии и естествознании. Никаких расхождений в выводах оккультизма и в выводах естественных наук по тем вопросам, которые естественные науки в состоянии проверить, не должно быть.

Мы не можем больше довольствоваться фантастическими заявлениями медиумов, не подтвержденных беспристрастными доказательствами.

Но оккультизм — это больше, чем наука, чтобы можно было заниматься им беспристрастно. Кроме всего прочего, он излагает философию жизни, обязанную своим происхождением опыту, и именно этот философский или даже религиозный аспект привлекает большинство тех, кто посвящает ему свою жизнь. Тот, кто ищет, проникает в те планы, откуда приходят откровения, и они имеют для него совершенно иные значение и обоснованность. Он больше не зависит от веры, он приобрел личный опыт и на основании этого опыта склонен сформулировать религиозное верование, которое побуждает его принимать участие в деянии, обычно предназначенном для святых и ангелов как служителей и посланцев Бога. С этой целью с незапамятных времен проводилась подготовка и обучение специально отобранных людей в школах, называемых Школами Мистерий.

Познание более редких форм природных явлений убеждает в том, что они оказывают на жизнь обычного человека неуловимое и малопонятное влияние в гораздо большей степени, чем можно себе представить, особенно во время болезни и ее лечения.

Но, помимо учения, касающегося природы невидимых планов существования, Школы Мистерий учат великой фундаментальной доктрине перевоплощения, другими словами, колебаниям души между видимым и Невидимым. Эта концепция изменяет отношение к жизни, и на этом этапе оккультизм представляет собой не только философию, но систему этики.

Мужчине или женщине, неудовлетворенным обычными разъяснениями философии и науки, которые ограничены данными пяти физических чувств, оккультизм открывает богатые залежи породы для возможности познания. Его теории проливают свет на все аспекты жизни, объясняют многое из того, что, будучи рассмотрено лишь в мирском аспекте, представляется необъяснимым, и ставят религию на опытную основу, а не на основу слепой веры.

Оккультизм

Чтобы откровение имело цену, оно должно сохранять силу и в период духовного кризиса.

Какой бы путь в жизни ни выбрал человек, приходит время, когда он оглядывается назад и спрашивает себя, стоит ли все это затраченного времени, а когда смотрит вперед, то спрашивает: стоит ли продолжать дальше? Чем он искреннее, чем преданнее тому известному только ему Высшему, тем чаще будет подвергать себя беспощадному самоанализу. Это не имеет ничего общего ни с нерешительностью, которая является следствием недостаточной стойкости, ни с отказом от принципов, обусловленным отсутствием истинных убеждений. То, что остается после такого серьезного испытания интеллектуальной честности, можно оценить как чистое золото, купленное по дорогой цене, служит мерилом ценности нашей человеческой жизни на земном шаре: по нему следует проверять каждое достижение и открытие в нашем ограниченном и относительном мире. Это — Слово, ставшее живым среди нас. Откровение, или, точнее, понимание, является достижением человеческого сознания. Чтобы откровение имело цену, оно должно сохранять силу и в период духовного кризиса.

Если посмотреть на оккультизм с исторической точки зрения, предстает картина, отнюдь не обнадеживающая. Почему оккультизм породил такую массу шарлатанов и так мало, если вообще породил, интеллектуалов чистой воды?

Нравственное величие его теорий облагораживает человеческую жизнь, дает нам возможность видеть нашу судьбу и действовать в перспективе, связанной с космосом; но является ли этот прекрасный фон межзвездным пространством или просто раскрашенным холстом? Существует лишь один способ проверки — подойти прямо и посмотреть, под ногами камни Пути или просто убогие закулисные помещения театра.

Оккультные символы

Нравственное величие оккультизма облагораживает человеческую жизнь, дает возможность видеть нашу судьбу и действовать в перспективе, связанной с космосом.

Тот, кто проникал за опущенный занавес, а это относится и к иерусалимскому храму, знает, что такое правда. Нет никакого Бога Израиля, чтобы бороться за него и вдыхать аромат сожженных жертвоприношений, но… есть Логос, и природу этого Логоса могут познать лишь те, кто способен размышлять в пустой усыпальнице, другими словами, думать без символов. Обучение по методу восхождения по ступеням ставит своей целью научить разум возвышаться к абстрактному и выходить за пределы мышления, ибо только тогда, когда приостанавливается мышление, начинается понимание.

Кто не способен проникнуть за занавес и открыть пустую усыпальницу, кто не знает, что оккультные дисциплины — это алгебраическая система, позволяющая разуму функционировать за пределами мышления, тот не сможет учить оккультизму. Кто считает, что Плоскости, Лучи и Иерархия существуют во времени и пространстве, тот не является посвященным и не может быть посвящающим.

Различие между исследователем оккультизма и оккультистом состоит в том, что первый верит в существование божества внутри усыпальницы, а второй знает, что Бог — в нем. Первый верит в откровение, а второй — в понимание. Первый верит в особое послание ему от Господа, в особый мандат Небес; второй знает, что с Богом мы живем, действуем и строим наше бытие. Первый верит в астральный план как объективную реальность; второй знает, что он — всего лишь плод объективного воображения. Это не значит, однако, что астрального плана не существует. Скорее всего, это значит, что именно психология объективного воображения является истинным предметом изучения оккультиста-практика.

Но возвратимся к вопросу: «Стоит ли оккультизм затраченного времени?» Он стоит столь же много и столь же мало, как и математика, точным аналогом которой он является. Математик не печет хлеб и не вспахивает поле, но его наука служит фундаментальной основой знания, и ее терминами пользуются для окончательного и точного выражения явлений и процессов. Оккультизм играет такую же роль для жизни и сознания, какую математика играет для материи и здравого смысла. Без применения его специфических методов нельзя получить каких-либо окончательных выводов и обобщений. Так что вывод ясен — оккультизм стоит затраченного времени.

Но, с другой стороны, некоторые оккультные системы, с которыми приходится сталкиваться, не стоят затраченного времени. Девяносто процентов книг по оккультизму оскорбляют вкус любого образованного человека. Пока оккультные доктрины представлены в таком виде, они не смогут вызвать уважения у тех, чье уважение заслуживает внимания. Масса непроверенных и не поддающихся проверке утверждений и густая, приторная, клейкая каша сентиментального гуманизма — такова смесь, из которой состоят многочисленные изотерические книги, именно из-за них стыдно называться оккультистом.

Оккультные инструменты

Космический закон и оккультная доктрина — не более чем схема.

Космический закон и оккультная доктрина — это лишь человеческое понимание того, что происходит. Любые возможности непосредственного восприятия, которыми обладает воплощенное эго, и является возможно не более, чем приближенным представлением, попыткой представить себе с помощью символа то, что по своей природе кажется невероятным. К посвящению ведет не королевский путь, а тропинка, протоптанная многими странниками. Чтобы подняться по ней, нужно не жалеть сил, ибо наш проводник — не что иное, как наивысшее понимание. И если наш внутренний свет становится тьмой, то как сильна эта тьма? Порядок или содружество на физическом плане будет таким, каким его создали. Владыки на астральных планах таковы, какими мы представляем их себе. Лишь через посредство человеческого разума Дух может оказывать влияние на материальный план. Астральный план есть просто мысль из жизни, составляющая сложное представление о земном шаре. Мы освобождаемся от ее власти тогда, когда осознаем ее субъективную природу.

Оккультизм, правильно понятый, учит нас рассматривать все вещи как состояния сознания, а затем указывает, как добиться контроля над сознанием субъективно. Этот контроль, приобретенный однажды, вскоре находит объективное отражение. Посредством этого сознательного контроля мы можем манипулировать планом человеческого разума. Это та сила, которая не является сама по себе ни добром, ни злом, все зависит от того, кто посвятил себя служению Богу и избрал Правый путь, понимает, что эту способность следует использовать исключительно в целях приведения человеческого сознания к познанию Бога во всем, где его присутствие подразумевается, понимая это в самом широком значении. Он использует свои знания для превращения их в орудие Духа, в отличие от избравшего Левый путь, который делает из них слуг своих страстей.

Уроборос

Оккультный путь — не столько предмет изучения, сколько образ жизни.

Оккультизм никогда не бывает ни самоцелью, ни простым удовлетворением интеллектуального любопытства, он является мощнейшим оружием в руках умного человека. Стоит ли людям доброй воли тратить время на то, чтобы научиться управлять этим страшным обоюдоострым мечом? Да, стоит, хотя бы потому, что много людей злой воли научились обращаться с ним, а это опасно для человечества.

Когда видишь, к чему может привести злоупотребление знанием скрытой стороны вещей, чувствуешь, что никакая жертва не будет слишком большой, никакой риск — слишком опасным.

Что же такое оккультизм? Давайте рассмотрим явления, которые мы справедливо можем описать как оккультные, или скрытые, по их действию и природе. Эктоплазма, психометрия, ясновидение во всех его формах, телепатия, различные формы гаданий, которые отнюдь не всегда обман, мистицизм, превращение, транс и экстаз, гипноз, внушение и самовнушение, установка на жизнь после физической смерти и, последнее, но не менее важное, некоторые формы душевных болезней — все это таинственные по своей природе, не поддающиеся обычным научным методам исследования с помощью точных приборов, законным образом область изучения для оккультизма.

Есть, однако, другой аспект оккультных знаний, так же, как и его научной стороны. Это — сфера внутреннего этапа, которую практическое применение оккультизма как искусства делает доступной. Посредством практического применения его принципов можно найти врата в Невидимое. И тем, кто сочетает в себе знание, веру и мужество, не надо ходить далеко, чтобы найти их.

Если мы хотим вникнуть в более серьезные проблемы оккультизма, то подходить к нему с позиций интеллектуального любопытства явно недостаточно. Это покажет нам лишь его внешнюю форму. Оккультный путь — не столько предмет изучения, сколько образ жизни. Если не присутствует элемент преданности и жертвенности, ключ не повернется в замке, запирающем двери Мистерий. Если мы подходим к этой Духовной науке не так, как подходили посвященные прежних времен, то не найдем в ней того, что находили они. Мало стремиться к раскрытию ее тайн подобно тем, кто стремится получить вознаграждение за свою работу. Мы должны жить ради нее так, как люди, живущие ради возвышенной идеи. Лишь одно побуждение благополучно проведет нас через лабиринт астрального опыта — стремление к свету на пути духовного развития, которое завершается Божественным союзом.

Такова была цель Мистерий в их самой благородной форме. Оккультизм — весьма сильнодействующее средство. И то, что многие люди в своих изысканиях не подвергаются опасности, является следствием их неумелости. Если бы они преуспели в некоторых из предпринимаемых ими действий, то результат оказался бы разрушительным для их естества, неочищенного и нетренированного. Беда не случается лишь потому, что никакая сила не проникает внутрь. Если мы хотим без риска изучать Мистерии, то должны сначала подойти к ним с их более благородной стороны как к части системы духовного возрождения. И только после того, как мы подчинились их дисциплине и выразили готовность посвятить низшее «я» целям высшего, а наше самопожертвование будет принято, мы можем без риска изучать магические аспекты оккультизма, которые, к сожалению, обычно привлекают невежд.

Наши интеллектуальные сомнения могут найти свое разрешение лишь в духовном просвещении. Оккультизм, верно понятый, служит связующим звеном между психологией и религией; он открывает путь для духовного подхода к науке и научного подхода к духовной жизни. Познания, к которым оккультизм приобщает нас, при правильном их усвоении образуют лестницу, ведущую от рационального умственного сознания, зависящего от пяти физических чувств, к непосредственному пониманию духовной интуиции. Оккультизм никогда не бывает самоцелью, он лишь открывает более широкий горизонт, который всегда удаляется по мере нашего приближения к нему, а мы все еще находимся в пределах видимости. Тем не менее, оккультизм может стать бесценным средством для достижения многочисленных целей. Знание его философии может дать ключ к исследованиям ученого и противовес экстазу мистика. Вполне возможно, что в ритуальной магии мы найдем бесценное лечебное средство, пригодное для применения при некоторых формах душевных болезней. Психоанализ показал, что они не имеют физиологической причины, однако сам он крайне редко может оказать помощь в исцелении. Именно здесь оккультист со своим знанием скрытой стороны вещей может научить психолога очень многому.

Оккультный горизонт

Оккультизм никогда не бывает самоцелью, он лишь открывает более широкий горизонт, который всегда удаляется по мере нашего приближения к нему, а мы все еще находимся в пределах видимости.

Оккультизм — Духовная наука, и к нему следует подходить с Благоговением. Ясен путь, и узка дорога, ведущая к его святым местам. Мало кто находит ее. Ангел с Пылающим мечом все еще охраняет врата Мистерий, и неблагоразумно подвергать наши души воздействию этой силы, пока мы не очистили их.

В практике изучающего оккультные предметы приходит время (при условии, что он в достаточной мере интересуется ими), когда идеи, занимающие его ум, начинают воздействовать на него. Невидимый мир, о котором он так много начитался, медленно поднимается над горизонтом сознания, и неуловимое становится осязаемым. Он оказывается в сущей Ничейной земле разума и должен сделать одну из двух вещей, при этом сделать быстро. Он должен либо уйти в свое тело, как кролик в нору, либо остаться и открыть доступ высшему сознанию. Но есть одна вещь, которую он не должен делать: ему не следует задерживаться в стране фантомов, которая служит границей между подсознанием и надсознанием, ибо на этом пути его поджидает безумие.

Когда же он подойдет к вратам высшего сознания, его встретит Ангел порога и задаст ему извечный вопрос, на который он должен ответить прежде, чем сможет продолжать путь. Ответ на этот вопрос — это пароль, обеспечивающим допуск в тайное общество. Самый разумный вопрос, с которым следует обратиться к страннику, стучащему в дверь, — «Чего ты хочешь?» Ответ на него будет зависеть не от знания, а от характера просителя. Если ответ правильный, ему укажут легкий путь для продвижения, а если неправильный, ему предоставят возможность в меру сил искать обратный путь на земной план.

Изучать оккультизм — значит подключаться к огромной энергии в Невидимом. Возможно, не будет получено никаких результатов либо потому, что естество человека сделано из непроводящего материала, либо потому, что сомнение в реальности исследуемых явлений мешает установить психический контакт в полной мере. Знание и Сила образуют два звена цепи, и когда их соединяют, через цепь проходит энергия. Человек, не имеющий силы, может изучать Священную Науку, но каких-либо результатов не добьется, а человек, не имеющий знаний, не сможет использовать свою силу. Но там, где есть и знание, и сила, некая вдохновляющая идея со временем даст внезапный проблеск смысла внутренней жизни, и тогда человек подключится к невидимой энергии для добра и зла. Ибо оккультизм — сам по себе ни добро, ни зло, все зависит от того, как его используют. Поэтому необходимо подходить к нему с чистыми руками, с чистым сердцем, с дисциплинированной волей и преданностью.

Оккультизм — не детская игра, он не может быть понятным всем и каждому. Для занятия им требуется сила и чистота. Но все, кто прикоснулся к его серьезным проблемам, единодушно заявляют, что оккультизм — не блуждающий огонек, а истинный путь к Свету, хотя и узкий, как лезвие бритвы.

У оккультизма есть два врага, с которыми ему приходится бороться, — материалист-скептик, отрицающий все, и доверчивый исследователь, верящий всему. Серьезные ученики должны найти Золотую середину между этими двумя крайностями: им следует избегать доверчивости и признать, что сущность имеющихся у них доказательств, которые касаются Внутренних планов, отличается от природы доказательств, которыми располагают естественные науки.

Спиритизм, пробиваясь из материального плана через более плотные пласты Невидимого, смог воспользоваться методом, который удовлетворяет даже ортодоксального ученого, вышколенного в лабораториях. Оккультист, действующий в менее осязаемых сферах, не может воспользоваться точными приборами и поэтому, зная о безнадежности всякой попытки получить доказательства, довольствуется своей личной уверенностью.

Такое положение дел нельзя признать удовлетворительным, оно широко открывает двери для шарлатанства и обмана. Прежде, чем молча согласиться с этим, надо быть совершенно уверенным в том, что этого не избежать. Такое ненадежное положение не может удовлетворить, потому что существуют методы проверки результатов исследования ясновидцев, которые позволяют оценить их значение, не искажая эксперимента.

Существует множество разных видов оккультных экспериментов. Рассмотрим тот тип психических исследований ясновидящих, с которыми нас познакомила работа Рудольфа Штайнера и К. У. Лидбитера. Нам крайне важно иметь критерий оценки такого типа работы, ибо появились толпы медиумов, которые якобы обладают способностью психического видения.

Занимаясь оккультными экспериментами, необходимо занять две четкие позиции и строго придерживаться их. Во-первых, во время эксперимента нужно обладать абсолютной верой и, во-вторых, по окончании эксперимента беспристрастно оценить его результаты. При проведении эксперимента вера очень необходима, ибо подозрение или скептицизм оказывают подсознательное внушающее действие на медиума или экспериментатора. А поскольку люди, обладающие сверхнормальными способностями, всегда находятся в крайне восприимчивом состоянии, скептическое отношение со стороны экспериментатора может существенно помешать проведению эксперимента, так как может вывести медиума из душевного равновесия, поколебать его уверенность в себе. Следствием этого является автоматическое подавление его способностей. Он начинает топтаться в пограничной области своего подсознания и не способен проникнуть в высшее сознание.

Магическое

Ни один человек, обладающий высшим типом психических способностей, не сможет проявить себя, если сознание людей его круга не поднялось на его план.

Те, кто принимает участие в любом оккультном исследовании, должны настроить свой разум на принятие теорий, на которых в качестве рабочих гипотез базируется это исследование и полностью отдаться эксперименту во время его проведения. Таким образом, групповой разум определенного круга людей оказывает подсознательное внушающее действие на медиума и помогает ему подняться на высший план. Как только он благополучно утверждается там, его пробужденное, уверенное в себе сознание стремится поднять за собой и свое окружение. Люди его круга тоже, во всяком случае частично, начинают осознавать присутствие Невидимого. Их пробудившиеся чувства и доверие поднимают медиума еще выше. И он становится способным дать им нечто стоящее. Ни один человек, обладающий высшим типом психических способностей, не сможет проявить себя, если сознание людей его круга не поднялось на его план.

Эту позицию следует, однако, занимать исключительно во время эксперимента. Как только эксперимент завершен, экспериментатор снова должен стать ученым и оценить свои результаты в холодном свете науки. При этом его критическое отношение должно проявляться не в духе английского закона, который может выносить только два вердикта — «Виновен» или «Невиновен», а скорее в духе шотландского закона, который выносит третий возможный вердикт — «Не доказано». К этой последней категории следует относить весьма значительную часть проблемы психического с тем, чтобы иметь возможность дождаться дополнительного доказательства прежде, чем согласиться с выводами. В то же время экспериментатор не должен обескураживаться, если возникают трудности с получением доказательства, направлять все усилия и изобретательность на планирование новых испытаний и экспериментов, чтобы ускользающий от него предмет мог быть в конце концов пригвожден к доске доказательства.

Еще одно замечание. Экспериментатор должен помнить, что в оккультизме имеются два типа свидетельств и доказательств: объективное доказательство и субъективное доказательство. Принципы объективного доказательства мы знаем достаточно хорошо: они касаются результатов, полученных с помощью физических чувств и перепроверенных логикой и экспериментом. Но нельзя забывать и о том, что имеется «свидетельство вещей невидимых», или субъективное доказательство, зависящее от интуиции. Итак, интуиция, как и инстинкт, — это сочетание слов, имеющих несколько значений, но то, что вкладывается в содержание термина «интуиция», является относительно реальной вещью, подтверждаемой опытом большинства людей. Оксфордский словарь определяет интуицию как «Мгновенное понимание умом без рассуждения; мгновенная догадка».

Можно определить интуицию как Подсознательный процесс мышления, в котором логические умозаключения происходят на пороге сознания, и обратить внимание на существование данных, которые, возможно, никогда не доходят до сознания. В этой форме мышления интуиция — лишь конечный процесс познания, этапы которого остаются скрытыми от нас. Именно поэтому интуиция называется «мгновенным пониманием без рассуждения».

Когда в дополнение к нашему пониманию сущности подсознания мы также согласимся с существованием более тонких чувств, помимо известных пяти, то можно сделать вывод, что подсознательный разум располагает данными, о которых сознательный разум не знает ничего. Именно эти данные не следует игнорировать. Но, с другой стороны, зная о том, что подсознательный разум также имеет диссоциированные комплексы, результаты его деятельности нельзя воспринимать слепо.

Поэтому давайте в оккультном исследовании принимать во внимание оба типа данных: данные, полученные в результате наблюдения, и данные интуиции. Будем считать, что данные второго типа, подвергнутые надлежащей контрпроверке, могут быть столь же надежными, как и данные первого типа, которые также требуют контрпроверки.

Итак, рассмотрим далее природу субъективного доказательства. Оно зависит от трех типов восприятия: а) от Интуиции согласно вышеприведенному определению, конечные данные которой, но не сам процесс, воспринимаются сознанием; б) от Сознательного психизма восприятия более тонкими чувствами в полном сознании; в) от Подсознательного психизма, в котором восприятия частично развитых высших органов чувств слишком слабы, чтобы проникнуть в сознание, и поэтому они становятся частью данных интуиции.

Чисто субъективные данные интуиции могут быть получены с помощью психоанализа. Видение провидца можно проанализировать таким же образом, как это делает фрейдист со сновидением, иными словами, подвергнуть анализу посредством свободной ассоциации. Кстати сказать, его методика рассматривается в литературе по психотерапии. Человека учат брать поочередно каждый элемент его сновидения или видения, задерживаться на нем и предоставлять своему разуму свободу вокруг отправной точки, в то время как психоаналитик фиксирует этот процесс. Если человек честен в своих намерениях, то окажется, что цепочки свободной ассоциации, идущие от различных символов, сходятся в одной и той же точке, которая в эмоциональном отношении является одной из важнейших для этого человека, если же они тянутся к мертвой точке и останавливаются там, то это свидетельствует о том, что объект эмоций диссоциирован. Этот процесс позволяет превратить символы сновидения в материал сновидения и проливает свет на работу скрытой стороны разума.

Установлено, что в обычных субъективных сновидениях материал сновидения состоит из подавленных желаний, воспоминаний о происходивших в прошлом случаях, возбуждение от которых все еще сохраняется, а также из внутренних раздражений, воздействующих на все пять чувств во время сна. Однако имеются другие типы сновидений — «прозрачные сновидения»; их стимулируют впечатления, воздействующие во время сна на более тонкие чувства. Видения медиума также обусловлены тем же механизмом, действующим с достаточной силой, чтобы можно было проникнуть в бодрствующее сознание. Если такие сновидения и видения подвергнуть психоанализу, то обнаружится, что они обычно содержат некий подсознательный элемент в дополнение к их содержимому, полученному из надсознания. Задача психоаналитика состоит в том, чтобы провести различие между этими обоими элементами.

Можно убедиться в том, что элементы, полученные из субъективной области подсознательного разума, если их взять за отправную точку свободноассоциативной цепочки идей, приведут снова прямо в подсознание, хорошо знакомое психоаналитику-фрейдисту. Элементы же, полученные из надсознания, будучи подвергнуты анализу посредством свободной ассоциации, также приведут к тому месту, из которого они вышли, то есть в надсознание, и таким образом убедительно раскроют смысл видения. Кроме того, они проведут в сознание огромную массу материала, который был ранее понят подсознательно, но не смог преодолеть пропасть, отделяющую Высшее «я» от рассудка.

Можно убедиться и в том, что подобно тому, как символы сновидения превращаются в материал сновидения в результате анализа свободной ассоциации, символы видения можно превратить в материал видения. Но в одном случае путь свободной ассоциации приводит в подсознание, а в другом — в надсознание. Однако надсознательный материал, ставший таким образом доступным, можно соответственно подвергнуть дальнейшей проверке. Если слова, указывающие на основные символы в видении и понятия в материале видения, использовать в тесте реакции на слово с секундомером по методу Юнга, а реактивные слова подвергнуть дополнительному анализу посредством свободной ассоциации, то полученное в результате этого доказательство не только будет безупречным, но, более того, раскроет богатства высшего разума.

Применение вышеуказанного метода даст исключительно интересные результаты, ибо этот метод не только демонстрирует подсознательный элемент, присутствующий в той или иной степени во всем психическом, но и раскрывает связи с содержимым надсознания и приведет их к рассудку. Использование свободной ассоциации с этой целью является важнейшим аспектом эзотерического труда, но ее методика слишком сложна, чтобы ее можно было подробно обсуждать на этих страницах.

На всех, кто принимает публикацию результатов, полученных в оккультных экспериментах, лежит серьезная ответственность. Они должны без малейшего сомнения быть уверены в том, что правильно зафиксировали и интерпретировали свои видения как в общем, так и в деталях. И ни в коем случае нельзя требовать от своих читателей, чтобы они верили вам, ибо это нелепо и может навлечь дурную славу на Духовную науку, предназначенную для исцеления народа.

Дион Форчун

На заметку »

Спонсор публикации Сергей Троицкий и его персональный сайт, посвященный эзотерике. Этот человек предлагает вам своем видение того, что же такое эзотерика. Загляните на досуге, глядишь чего нового для себя узнаете, вроде умные вещи говорит.

Метки: