История Николаса Фламеля. Часть 4

Это продолжение статьи о Николасе Фламеле и о его поисках философского камня. Первая часть здесь. Вторая часть здесь. Третья часть здесь.

Итак, наконец-то, Фламель стал обладателем необходимого знания, особенно знания о природе первовещества.

Он возобновил свои труды, но еще три года истекло, прежде чем они увенчались успехом. Как мы увидим в последней части книги, три года — это обычное время необходимое для того, чтобы выполнить Делание Мастера, следуя Белому пути. Посему, упоминаемое Фламелем время, прошедшее после его возвращения из «паломничества», является явным указанием на его истинную веру. Но давайте обратимся к его собственному описанию обстоятельств, при которых он получил Философский Камень:

Наконец я нашел то, что искал, и узнал это по едкому запаху. После этого я с легкостью завершил Делание, и, поскольку я открыл способ приготовления первовещества, следуя буквально указаниям моей книги, я не смог бы ошибиться, даже если бы захотел.

Проводя Делание в первый раз, я использовал ртуть, примерно полфунта которой превратил в чистое серебро, более качественное, нежели получаемое в копях; это было многократно проверено и мною, и другими. Произошло это около полудня 17-го января, в понедельник, в моем собственном доме, в год Господа 1382; только Перренелль присутствовала при этом. Потом, все так же следуя буквально инструкциям в моей книге, 25-го апреля того же года, примерно в пять часов пополудни, в тех же условиях, в своем доме, в присутствии одной лишь Перренелли я применил красный Камень на полфунта ртути. Я превратил ее в примерно такое же количество чистого золота, гораздо более превосходного, более мягкого и более ковкого, чем обычное золото. Я могу честно сказать, что я добивался этого трижды при содействии Перренелли, которая поняла процесс так же хорошо, как и я, помогала мне во всех моих действиях, и, несомненно, смогла бы успешно все это проделать сама, если бы у нее возникло подобное желание.

В том же самом, 1382 году, начинается материальное процветание Фламеля. В течение нескольких месяцев он становится собственником более тридцати домов и участ ков земли в одном только Париже. Помимо этого, он оплачивает постройку множества часовен и больниц. Наконец, он восстанавливает западный придел церкви Сен-Же-невье-де-Арден и делает большое пожертвование в пользу Кенз-Вент, госпиталя для слепых.

До 1789 года госпиталь ежегодно организовывал процессию в Сен-Жак-ля-Бушери для того, чтобы помолиться о душе Николая Фламеля. Здесь, в его собственном приходе, было обнаружено около сорока актов, свидетельствующих о довольно значительных дарах смиренного общественного писца. В добавок ко всему, он отремонтировал различные постройки на кладбище Святых Младенцев — очень престижном кладбище, бывшем также излюбленным местом свиданий. В то время огромная статуя Смерти, главенствовавшая над этим местом, перестала быть для кого-либо источником страха. По указанию Фламеля, копии иероглифических картинок из книги Иудея Авраама были изображены на одной из арок на кладбище. Он также пожелал, чтобы на некоторых постройках были помещены барельефы, изображавшие самого Николая со свитком в руке. Часть этих скульптур сохранилась до XIX века.

Нет смысла упоминать, что внезапный успех Фламеля не остался незамеченным, как бы тщательно не скрывал он свое Делание от соседей. Хотя Николай был обычным ремесленником и не имел связей в высшем обществе, слухи о быстром росте его состояния достигли ушей короля Карла VI. По-видимому, для современников его богатство казалось баснословным.

После того, как первое расследование королевских чиновников показало, что за этим богатством действительно кроется что-то необычное, король послал к Фламелю главного налогового инспектора Сира де Крамуази. В 1655 году Пьер Борель, советник короля* и придворный врач, писал в своей книге «Сокровищница галльских и французских открытий и древностей»: Людовика XIV — Прим. перев.

Слухи о богатстве Фламеля дошли до короля, который послал месье де Крамуази проверить, есть ли в них хоть доля истины. Но сей благородный господин нашел, что Фламель живет в очень стесненных условиях и даже пользуется глиняной посудой. Традиция, однако, утверждает, что Николай, обнаружив в инспекторе благородного человека, рассказал тому всю правду и дал сосуд, наполненный своим порошком. Говорят, что этот сосуд многие годы сохранялся в семье инспектора. Это избавило Фламеля в дальнейшем от королевского внимания.

Подкуп Сира де Крамуази — мы вынуждены назвать это так — позволил Фламелю спокойно продолжать свои труды. И все же он почти не изменил свой образ жизни. Он продолжал мирно и незаметно жить с Перренелли до тех пор, пока она не скончалась в 1397 или 1404 году и была похоронена на кладбище Святых Младенцев. Сам Николай продолжал вести тихое существование и умер в возрасте восьмидесяти лет.

Читать заключительную часть

Метки:

Поделись статьей с друзьями!