История святой инквизиции. Небольшая хрестоматия

Это восьмая, заключительная часть из цикла статьей о «святой» инквизиции, которая содержит хрестоматийные материалы, по теме. Первая часть, повествующая о предпосылках образования данной организации здесь, вторая часть, рассказывающая о доносах и ведении следствия здесь. Третья часть, которая рассказывает о процедурах допроса и содержания подследственных здесь. Четвертая часть о пытках и поиске дьявольских меток здесь. Пятая часть повествующая о том, как выбивалось признание, а также о секретности организации и ее доходности здесь. Шестая часть о наказаниях и аутодафе здесь. Седьмая часть о костре святой инквизиции здесь.

Ниже приведены некоторые свидетельства очевидцев. Кое-что из них уже использовалось в нашем цикле статей об инквизиции.

«Что же касается ведьм, которые, как ваша милость думает, давным-давно канули в Лету, то они снова появились, и никакими словами нельзя это описать.

Горе и несчастье всем нам! В городе их уже почти 400 обоих полов, высокого и низкого происхождения и даже из духовенства. Их обвиняют так сильно, что могут арестовать в любую минуту. Здесь, очевидно, и многие люди Его милости, князь-епископа, которые должны быть казнены: клирики, советники и врачи, должностные лица города, судебные исполнители, некоторых из которых Ваша светлость знает. Студенты права были арестованы.

Мой господин, из более чем сорока студентов князь-епископа, которые должны были вскоре стать священниками, тринадцать или четырнадцать объявлены колдунами. Несколько дней назад был арестован декан, двое других, которым были предъявлены обвинения, бежали. Нотариус нашей кафедральной консистории (церковного суда), очень образованный человек, вчера был арестован и подвергнут пытке.

Одним словом, вовлечена, наверное, третья часть города. Самые богатые, самые привлекательные, наиболее известные из духовенства уже казнены. Неделю назад была сожжена девушка девятнадцати лет, о которой говорили, что она была самой прекрасной во всем городе и считалась девушкой исключительной порядочности и чистоты. Через семь или восемь дней за ней последуют другие, лучшие и более привлекательные. Такие люди идут в пламя, надев чистую одежду и не испытывая страха.

Итак, за отречение от Господа и посещение шабаша сожжены многие, против кого никто не мог сказать дурного слова. Напоследок скажу о 300 детях, трех и четырех лет, которые говорят, что имели связь с дьяволом. Я видел семилеток, отправлявшихся на смерть, и храбрых маленьких школьников десяти, двенадцати, четырнадцати и пятнадцати лет от роду. Из благородства я не могу и не должен писать более об этих страданиях. Существуют еще личности более высокого положения, которых вы знаете и которыми восхищаетесь, и едва ли поверите в правдивость происходящего с ними. Но суду виднее».

Это письмо, описывающее Вюрцбург в августе 1629 г. было написано канцлером архиепископа Вюрцбурга своему неизвестному другу. А вот выдержка из письма Дурена, священника из Альфтера, около Бонна (официальной резиденции кельнского архиепископа), к графу Вернеру фон Сальму:

«Жертвами погребальных костров в основном становились мужчины. Кажется, вовлечено полгорода: профессора, студенты, изучавшие право, пасторы, каноники, викарии и монахи уже арестованы и сожжены. Семьдесят семинаристов готовились принять сан у его преосвященства; один из них, одаренный музыкант, вчера был арестован, двух других искали, но им удалось бежать. Канцлер с супругой и жена его личного секретаря уже схвачены и казнены. На Рождество Пресвятой Богородицы (7 сентября) казнили воспитанницу князь-епископа, девятнадцатилетнюю девушку, известную своей набожностью и благочестием. Я видел обезглавленного и сожженного каноника Ротензаэ. Трех-четырехлетних детей объявляли любовниками дьявола. Сжигали студентов и мальчиков благородного происхождения от девяти до четырнадцати лет. В заключение скажу, что дела находятся в таком ужасном состоянии, что никто не знает, с кем можно говорить и сотрудничать».

Еще одно свидетельство каноника трирского собора Иоганна Лидена:

«Все настолько поверили, что продолжающийся в течение многих лет неурожай вызван ведьмами по наущению Дьявола, что вся страна поднялась, чтобы уничтожить ведьм. Это движение было поддержано многими церковными деятелями, которые искали богатство в пепле сожженных ведьм. Итак, от суда до суда, по городам и деревням всей епархии, стремительно передвигались специальные обвинители, инквизиторы, нотариусы, судьи, присяжные заседатели, констебли, тащившие на пытки и суд существа обоих полов и сжигавшие их в огромных количествах. Мало кто из обвиненных избегал наказания. Даже проживавшие в Трире администраторы не избежали этой участи. Так, были сожжены судья, два бургомистра, несколько советников и помощников судей. В этой катастрофе погибли каноники различных коллегиальных церквей, приходские священники, сельские дьяконы. Безумие людской злобы и судов, алчущих крови и добычи, распространилось так широко, что едва ли остался кто-либо, не затронутый подозрением в этом преступлении. Тем временем нотариусы, переписчики и содержатели постоялых дворов богатели. Палач, разодетый в золото и серебро, ездил на породистой лошади как придворный вельможа, его жена соперничала богатством нарядов с дворянками. Дети осужденных и наказываемых высылались, их имущество конфисковывалось, пахари и виноградари терпели банкротство, вследствие чего снижалось производство продуктов. Едва ли суровая чума или самый безжалостный захватчик смогли бы подвергнуть такому разрушительному воздействию территорию Трира, как данная инквизиция и преследования, не знавшие границ. Было много оснований для сомнений, все ли обвиняемые были виновны. Подобные преследования продолжались несколько лет, и некоторые из судебных руководителей связали свои имена с множеством костров, на которых человеческие существа предавались огню. Наконец, хотя пламя все еще требовало все новых жертв, население впало в нищету, были введены законы и усилены ограничения стоимости расследований и доходов инквизиторов, и, неожиданно, как будто их боевой пыл вдруг иссяк, жажда преследований сошла на нет».

Ниже приведены выдержки из списка жертв 29 отдельных массовых казней в Вюрцбурге, опубликованного Гаубером в «Bibliolheca Magica» (Лейпциг, 1738). Он датируется 16 февраля 1629 г. и включает в себя имена 157 человек. В нем поровну мужчин и женщин, причем многие из них занимали высокое положение и были состоятельны. Есть в нем и дети, причем 13 из них моложе 12 лет:

5). [8 чел.]: Лутц, преуспевающий торговец. Купец по имени Рутчер. Жена главного профоса кафедрального собора. Матушка Гоф Зайлер. Жена Иоганна Штейнбаха. Жена сенатора по имени Баунах. Женщина по имени Бабель Цникель. Неизвестная старуха.

7). [7 чел.]: Неизвестная девочка 12 лет, приезжая. Неизвестная приезжая женщина. Сельский староста. Три неизвестных женщины, приезжие. Тогда же на рыночной площади был казнен стражник, позволивший бежать некоторым заключением. 8). [7 чел.]: Сенатор Баунах, самый богатый бюргер в Вюрцбурге. Главный профос кафедрального собора. Неизвестный приезжий. Мужчина по имени Шлейпнер. Женщина, продававшая маски. Две неизвестных женщины. 10). [3 чел.]: Штейнахер, один из преуспевающих горожан. Двое неизвестных приезжих, мужчина и женщина. 11). [4 чел.]: Швердт, викарий кафедрального собора. Жена профоса из Рейнсакера. Женщина по имени Штихер. Зильберганс, скрипач. 13). [4 чел.]: Старуха Хоф-Шмидт. Неизвестная старуха. Маленькая девочка девяти лет. Ее младшая сестра. 19). [6 чел.]: Сын городского главы из Ротенхама был казнен в шесть часов вечера во дворе ратуши, а его тело сожжено на следующий день. Жена секретаря Шелльгара. Еще одна женщина. Мальчик десяти лет. Еще один мальчик, двенадцати лет. Жена пекаря по имени Брюглер, сожжена заживо.

20). [6 чел.]: Дитрих, начальник госпиталя, очень образованный человек. Мужчина по имени Штоффель Хольцман. Мальчик четырнадцати лет. Младший сын сенатора Штольцбергера. Два семинариста.

23). [9 чел.]: Сын Давида Крота, школьник. Два младших сына повара князь-епископа, школьники. Старшему четырнадцать, а младшему двенадцать лет. Мельхиор Гаммельманн, приходский священник из Гаха. Никодемус Хирш, каноник Нового собора. Кристофер Бергер, викарий Нового собора. Семинарист. Судебный чиновник из Брембаха и семинарист были сожжены заживо. 25). [6 чел.]: Фридрих Бассер, второй викарий собора. Штааб, приходский священник из Гаха. Ламбрехт, каноник Нового собора. Жена Галлуса Гауса. Мальчик, неизвестный. Женщина по имени Шельмрей, владелица магазина. 26). [7 чел.]: Давид Ханс, каноник Нового собора. Сенатор Вейденбуш. Жена владельца гостиницы из Баумгартена. Старуха, неизвестная. Младшая дочь Валькенбергера. Казнена отдельно, и тело сожжено в гробу. Младший сын судебного чиновника. Вагнер, второй викарий собора, сожжен заживо. 29). [9 чел.]: Фиртель Бек. Клингель, хозяин гостиницы. Управляющий из Менгельшейма. Жена пекаря из Оксенгейта. Толстая дворянка. Мейер, доктор богословия из Гаха и каноник из Гаха были тайно казнены в пять утра, а их тела сожжены. Титулованный дворянин, юнкер Фишбаум. Пауль Беккер из Брейт-Гута.

До них было казнено еще два человека, февраля, шестнадцатого дня, 1629 года. Примерно в это время юный родственник князь-епископа был обезглавлен за колдовство. Мальчик был единственным наследником самого князь-епископа Эренберга, и, останься он в живых, он унаследовал бы значительное состояние. Случай описан неким советником-иезуитом, который, очевидно, является одним из виновников случившегося. Эрнест фон Эренберг был примерным студентом с великолепным будущим, но неожиданно оставил научные занятия, увлекся женщиной старше себя, начал пить и предаваться разгулу. Иезуиты изощренно допросили его и решили, что он был замешан во всех видах порока, включая частые посещения шабаша. Эрнеста обвинили, без его ведома осудили и приговорили. Однажды утром юношу разбудили и сказали, что сейчас он перейдет к лучшей жизни. Ни о чем не подозревая, он оказался в замке, в драпированной черным камере пыток. При виде всех ее ужасов Эрнест потерял сознание. Некоторые из судей были так тронуты, что просили князь-епископа смилостивиться над юношей, но Филипп Адольф (князь-епископ) подтвердил приказ о казни. Эрнест сопротивлялся палачу, и тот в схватке разрубил ему голову… Еще несколько случаев: В январе 1628 г. в Вюрцбурге трое детей Анна Руаш (12 лет), Сибилла Лутц (11) и Мурчин (8 с половиной) признались в сношениях с инкубами. Сибилла и Анна были сожжены, а маленькая Мурчин передана родителям для исправления. В октябре того же года был подвергнут допросу школьник по имени Иоганн Филипп Шук. После 46 ударов плетью он продолжал упорствовать, а еще после 77 полностью признался в посещении шабаша и назвал сообщников. Он был убит 9 ноября. Другой школьник, 12 лет, после многочисленных ударов бичом сделал подобное признание и обвинил священников в посещении шабаша. Он был убит 10 ноября…

Метки:

Поделись статьей с друзьями!