О синхроничности. Часть 2

(Читать сначала…) Большая заслуга Дж. Б. Рейна заключается в том, что он создал надежную основу для работы в обширном поле этих феноменов, экспериментируя с экстрасенсорным восприятием (ЭСВ). Он использовал колоду из 25-ти карт, разделенных на 5 групп по 5 карт в каждой. Каждая группа имела свой знак (звезда, квадрат, круг, крест, две волнистые линии). Эксперимент проводился следующим образом. В каждой серии колода раскладывалась 800 раз таким образом, чтобы подопытный не мог видеть карты. Затем его просили угадывать карты по мере их переворачивания. Вероятность правильного ответа составляет 1 к 5-ти. Результат, вычисленный на основании очень больших чисел, был следующим — в среднем 6.5 точных попаданий. Вероятность случайного отклонения на 1.5 составляет только 1 к 250000. Некоторые индивиды дали вдвое больше точных попаданий. В одном случае все 25 карт были угаданы верно и вероятность этого составляет 1 к 298023223 — 876963125. Пространственное расстояние между экспериментатором и подопытным было увеличено с нескольких метров до 6000 километров и это совершенно не повлияло на результаты.

Второй тип эксперимента — подопытного просят догадаться, как именно будут разложены карты в близком или отдаленном будущем. Временной фактор увеличивался с нескольких минут до двух недель. Результат этих экспериментов показал вероятность 1 к 400000.

Третий тип эксперимента — подопытный должен попытаться повлиять на бросаемые механизмом кости так, чтобы выпало нужное ему число. Результаты этого так называемого психокинетического эксперимента (ПК) становились все более положительными по мере увеличения количества костей, бросаемых за один раз.

Результат пространственного эксперимента является относительно надежным доказательством того, что психе может до определенной степени преодолевать пространственный фактор. Временной эксперимент доказывает, что временной фактор (по крайней мере в смысле будущего) может стать психически относительным. Эксперимент с костями доказывает возможность психического воздействия на движущиеся тела, что не удивительно, принимая во внимание психическую относительность пространства и времени.

Концепция энергии явно неуместна в экспериментах Рейна и, тем самым, исключаются все идеи о передаче на расстояние какой-либо силы. Не годится также и закон причинности — факт, на который я указал тридцать лет тому назад. Ибо мы не можем постигнуть, каким образом будущее событие могло быть вызвано событием в настоящем времени. Поскольку в настоящее время невозможно дать какое-либо «причинное» объяснение, мы пока что вынуждены предположить, что на сцену вышли невероятные происшествия беспричинной природы — то есть «смысловые совпадения».

Рассматривая удивительные результаты опытов Рейна, мы должны также обратить внимание и на другой установленный им факт — в каждой серии экспериментов первые попытки давали лучшие результаты, чем последующие. Уменьшение количества точных попаданий было связано со сменой настроения подопытного. Хорошие результаты объяснялись его первоначальным уверенным и оптимистичным настроем. Скептицизм и безразличие давали противоположный эффект, то есть они создавали неблагоприятное расположение духа. Поскольку результатам этих экспериментов нельзя дать ни «энергетическое», ни «причинное» объяснения, то из этого следует, что эмоциональный фактор имеет значение в качестве условия, хотя и необязательного, при котором феномен может произойти. Тем не менее, исходя из результатов Рейна, мы можем ожидать 6.5 точных попаданий вместо всего лишь 5-ти. Но нельзя предсказать заранее, когда именно произойдет точное попадание. Если бы это было так, то мы имели бы дело с закономерностью, а это противоречило бы всей природе этого явления. Как уже было сказано, оно обладает невероятным характером «удачного выстрела» или происшествия, которое случается с частотой, несколько выше вероятной, и, как правило, зависит от определенного эмоционального состояния.

Это наблюдение неоднократно подтверждалось и оно наводит на предположение, что психический фактор, который модифицирует или даже исключает принципы, лежащие в основе мировоззрения физика, связан с эмоциональным состоянием субъекта. Хотя феноменология экстрасенсорного и психокинетического экспериментов может быть значительно обогащена дальнейшими экспериментами вышеописанного типа, исследователь, который захочет углубиться в ее основу, должен будет задуматься о природе присутствующей здесь эмоциональности. Поэтому я сосредоточил свое внимание на определенных наблюдениях и ощущениях, которые, как я могу с уверенностью сказать, «навязались» мне за время моей долгой врачебной практики. Они относятся к спонтанным «смысловым совпадениям» такой низкой степени вероятности, что поначалу в них просто невозможно поверить. Поэтому я опишу вам только один случай такого рода, просто в качестве примера, характеризующего всю категорию этих явлений. Совершенно все равно, откажитесь ли вы поверить в этот конкретный случай или отмахнетесь от него с объяснением ad hoc (Для данного случая (лат.) — Прим. ред.).

Я мог бы рассказать вам великое множество таких историй, которые, в принципе, не более удивительны или невероятны, чем неопровержимые результаты, полученные Рейном, и вы вскоре поймете, что почти каждый случай требует индивидуального объяснения. Но причинное объяснение, единственно возможное с точки зрения естественной науки, оказывается несостоятельным из-за психической относительности пространства и времени, которые являются обязательными условиями причинно-следственных связей.

Героиней этой истории является молодая пациентка, которая, несмотря на обоюдные усилия, оказалась психологически закрытой. Трудность заключалась в том, что она считала себя самой сведущей по любому вопросу. Ее великолепное образование дало ей в руки идеально подходящее для этой цели «оружие», а именно, слегка облагороженный картезианский рационализм с его безупречно «геометрической»3 идеей реальности. После нескольких бесплодных попыток «разбавить» ее рационализм несколько более человечным мышлением, я был вынужден ограничиться надеждой на какое-нибудь неожиданное и иррациональное событие, на что-то, что разнесет интеллектуальную реторту, в которой она себя запечатала. И вот, однажды, я сидел напротив нее, спиной к окну, слушая поток ее риторики. Этой ночью ее посетило впечатляющее сновидение, в котором кто-то дал ей золотого скарабея — ценное произведение ювелирного искусства. Она все еще расссказывала мне этот сон, когда я услышал тихий стук в окно. Я обернулся и увидел довольно большое насекомое, которое билось о стекло, явно пытаясь проникнуть с улицы в темную комнату. Мне это показалось очень странным. Я тут же открыл окно и поймал насекомое, как только оно залетело в комнату. Это был скарабеевидный жук или хрущ обыкновенный (Cetonia aurata), желто-зеленая окраска которого очень сильно напоминала цвет золотого скарабея. Я протянул жука моей пациентке со словами: «Вот ваш скарабей». Это событие пробило желаемую брешь в ее рационализме и сломало лед ее интеллектуального сопротивления. Теперь лечение могло принести удовлетворительные результаты.

Эта история — не более чем парадигма бесчисленных случаев «смысловых совпадений», которые наблюдались не только мною, но и многими другими, и обильно задокументированы. Они включают в себя все, что относится к категории ясновидения, телепатии и т. д., от подтвержденного очевидцами видения Сведеборгом большого пожара в Стокгольме до недавнего рассказа маршала авиации сэра Виктора Годара о сновидении неизвестного офицера, в котором была предсказана действительно имевшая впоследствии место авария самолета Годара.

Читать продолжение…

Метки:

Поделись статьей с друзьями!