Путешествие по внутренним мирам

У каждого человека есть его «человек снаружи и издалека» — его представительский фасад для предъявления разнообразной публике. Вариантов — море. Бывает фасад, сияющий гирляндами огней для случайных прохожих, бывают серые и тусклые, бывают вообще укрытые маскировочной сеткой, как в осажденном городе. Редко, но встречаются экземпляры, чей внешний мир сделан добросовестно и со вкусом, чаще архитекторы и строители личностных фасадов явно слабы и бестолковы. Фасад — это то, что мы хотим рассказать о себе миру. Тот, кто хочет быть достопримечательностью, должен поработать и сделать то, что надо улице, которая хочет видеть ваш фасад ярким, блестящим, энергичным и можно даже светящимся, с фейерверками по праздникам. Серьезным людям предъявите фасад деловой и строгий. Дайте людям то, что им нужно — выбрав это из того, что устраивает вас.

Человек подошел к вам и соприкоснулся с вашим «человеком вблизи и рядом» — внутренним двориком. Это уже не фасад: сверкать и греметь здесь уже не нужно, а вот согреть и приютить пришедшего очень даже кстати. Правда для этого требуется хорошая душевная погода, и к тому же разная: иногда закипающая весна, иногда шумное и теплое лето, иногда — мудрая осень. И всегда — ласковое и неназойливое солнышко.
Ваш дворик должен быть безопасным, без риска напороться на что-то режущее и колющее — взгляды, слова и интонации. Помойки сквернословия и грязномыслия лучше, конечно, не демонстрировать, а еще лучше — от них избавиться вовсе и держать свой дворик в чистоте. Для бестолковых гостей лучше поставить таблички -«сюда не ходить», а еще надежнее — не

оставлять гостей без присмотра, проявлять к ним внимание и заботливо водить их по тем тропинкам, где приятно. Иногда приходят замерзшие, застывшие, приносящие за собой неуют и холод улицы. Тогда, если вы слабый, ваш дворик вымерзает, вам становится холодно обоим и приходиться прощаться, провожая. Тот кто посильнее, сам не мерзнет, но другого не отогреет, и гость уходит сам. И только сильный, всегда храня свое тепло, способен отогреть и замерзшего. Рядом с вами должно быть уютно и тепло. Каждому и всегда. Многие стремятся представить свой дворик загадочным, путая, темня и скрывая. Это действительно иногда привлекает, но только любителей Аттракционов, всех же остальных ваше непонятное скорее настораживает. Самое главное, что должно быть в вашем дворике — это комфорт и ощущение безопасности, поэтому чем больше мягкой простоты, тем лучше. Рядом надо быть простым и понятным.

А свою загадку оставьте для сокровищниц Внутреннего Дома. Привлеченные Фасадом, люди попадают в ваш Внутренний Дворик, но дальше, останавливаются перед дверями вашего Внутреннего Дома. Кому вы открываете его двери? Внутренний Дом может быть просторным, светлым и чистым. В его многочисленных комнатах есть все, что нужно для жизни. Есть комнаты для гостей, для близких, для официальных встреч и детских игр, есть творческие мансарды и подвалы — кладовые знаний и опыта. Дом богат, и все, допущенные в него получают в дар столько, сколько могут унести. Дом содержится в порядке, и завтра он уже не тот, что был вчера, меняется внешность и интерьер, хотя несущие конструкции Дома постоянны и его не перепутаешь с другим.

Внутренний дом может быть и другим, серым и пыльным, где в далеких комнатах хранятся Скелеты — стереотипы и прошлые обиды, и даже сами хозяева избегают открывать туда двери, не то что пускать туда посторонних. Иногда двери Внутреннего Дома бывают закрыты. Дом — не проходной двор и не ночлежка, и у хозяина нет обязательств собирать под крышей всех, кому это понравится. Любых нежелательных посторонних лучше проводить со своей внутренней территории.

Внутренний Дом строится долго, но он не должен стать тюрьмой. Не стоит держаться за него. Каждый человек — путник, и даже если дом сгорит, это не так страшно.

Внутренний Дом — это внутренний план, это то, что делается в вашей душе за ширмой внешних действий. Это то, что делает ваш Внутренний Человек в своем Внутреннем Мире. Так кто он, этот Внутренний Человек, который живет в том мире, который сам себе построил? И из каких материалов построен этот мир?

Человек, хотя и считает себя Взрослым, не понимает две очень простые и важные вещи. Первое — насколько он свободен. Он не видит своей необъятной свободы, своих бесконечных возможностей и бесчисленных выборов, и , таким образом, отказывается от них. Человек гораздо более свободен, чем он думает, во внешнем, окружающем его мире — и только пыльные стереотипы и внутренние запреты мешают ему эту свободу прожить. Но если внешний, материальный мир неизбежно обкладывает человека определенными границами (хотя бы бренным телом), то внутренний, душевный мир — это мир Абсолютной Свободы. Можно обставить человека со всех сторон каменными стенками — но какой силой можно заставить свободного человека поместить эти стенки в его мир? А второе, чего не понимает и не видит человек — это насколько он несвободен, когда кто-то и что-то решает и делает выбор за него.

Что же делает человека несвободным? Что закрывает ему светлы очи? Представьте опутанную веревками с ног до головы мумию, да еще привязанную к куче вещей вокруг него, одетую в панцирь, закрывающий от потока жизни, и к тому же в тяжелых очках на глазах плюс плотный колпак поверх всего — это обычный обитатель обычного мира. Веревки — это привязки, это собственность, это «мое», это «нельзя», это «нужно». Панцирь — это тот же набор защищающих социальных шаблонов. Что касается Колпаков, то, надвинув их на глаза, каждый может видеть нарисованные на них Реальную Картину Мира и Правильные Маршруты жизни. Колпак называется Умом, и каждая мумия постарше торопится поплотнее нахлобучить его тем, кто пробует смотреть на мир своими глазами. Очки же на глазах — вещь гораздо более индивидуальная. Они позволяют Реальную Картину Мира исказить в любом желательном для человека направлении: например увидеть мир в черном свете при желании пострадать или сделать его радужным при требовании устроить праздник. Линзы-светофильтры в очках каждый человечек меняет сам, своими руками, но самое удивительное то, что этого он и не видит. И мир для них остается Объективный, а не произвольно ими же Раскрашенный.

Обязательным и одновременно престижным для каждого Внутреннего человечка считается приобретение Воспитанности. Внешне Воспитанность выглядит как бесчисленные запреты и предписания, полученные по наследству от родителей, родственников, друзей, школы, государства и прочих Авторитетов.

Эти предписания, аккуратно переплетаясь и окружая человечка со всех сторон, образуют своеобразную клетку-тюрьму. При этом каждый владелец своей Тюрьмой очень гордится, считает ее самой правильной Тюрьмой на свете и заботливо протирает прутья ее решетки, с негодованием отвергая предложения оставить ее и жить свободно. Каков человек есть, что он может, чем он ограничен — все это знает наш воспитанный Ум. Он же знает, что в человеке может меняться, а что нет. Он знает, как себя должны вести другие. И до тех пор, пока Ум знает, человек будет оставаться только тем, что знает Ум, и измениться может ровно настолько, насколько Ум знает, что это возможно. Никакая учеба, никакие знания не могут продвинуть человека за пределы, поставленные ему его же умом. Пока звучит то, что Ум знает — ум говорит: «Это правильно.» Когда же он встретится с тем, что выходит за его пределы, он говорит: «Это неправильно», а потом объясняет, почему это так. Поскольку Ум всегда прав, умный человек всегда остается в пределах своего Ума. В своей Тюрьме.

Может ли все-таки человек выходить за свои искусственные границы — и менять себя, становиться другим? Может. А как? Никак. Просто. Для этого не нужно никаких «как». Секрет в том, что любой человек может стать любым — без способов, с нуля, просто так, — как только поверит в себя другого и разрешит себе этим другим, свободным, быть. Это для Ума — чудо, а в чудеса ум не верит, зато верит во всякую ерунду, в которую верить удобно. Человек никогда не станет свободным, пока не увидит, кто он есть сейчас, без очков, и не поймет, что быть свободным — это прекрасно. Это просто — не строить вокруг себя стены. Просто — быть свободным. Нужно только себе это разрешить.  И чтобы начать что-то делать, надо вначале себя найти. Надо узнать, где вы, а где не вы. Что человек считает своим Я? А чтобы лучше понять, что такое Я, давайте попутешествуем по разным мирам, которые это я строит и обживает в соответствии со своими склонностями. Хотя тот, кто верит, что его мир единственный, он же реальный, есть просто человек, привыкший к своим очкам. Приросшими очками-линзами могут оказываться и сиюминутное настроение, и привитая культура и порожденный ею словарь, через которые каждый видит мир по-своему, совсем не так, как другие, а самое главное в этом мире и живет и действует, и требует того же от других. А мир не такой, каким мы его рисуем. Мир просто есть. А каким его делаем мы, зависит только от нас. Психологи называют это установками. Но мы назовем их мирами, в которых мы живем.
Ну что, отправимся на прогулку?

ДЖУНГЛИ

Некоторые из нас живут в Джунглях. Они живут рядом с нами, вроде бы в тех же обстоятельствах, но вся их жизнь — это борьба за выживание, а каждая встреча — бой или подготовка к бою. Они живут по простым и жестоким правилам:

БЕЙ ПЕРВЫМ.
ПОБЕДИТЕЛЕЙ НЕ СУДЯТ.
ВЫЖИВАЕТ СИЛЬНЕЙШИЙ.
ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКУ ВРАГ.
С ВОЛКАМИ ЖИТЬ — …

Не стоит думать, что человек живет обьективно в более жестоком мире — нет, жестокий мир он носит в себе самом и создает его себе сам. Здесь обычная беседа превращается в противоборство, спор — в выяснение отношений, а ссора — родная стихия. Даже знакомится такой обитатель Джунглей своеобразно, нанося на всякий случай парочку предупредительных ударов. И, конечно, не уважает того, кто не ответит ему тем же. Новый человек — это потенциальный враг. Врагом может стать и бывший друг, и чем ближе вы были, тем больше шансов оказаться подлым предателем. И пощады не будет. Но также беспощадно обитатель Джунглей сражается и с собой. Он мстит, не доверяет, не умеет прощать. В этом мире есть боль и раны, но нет теплой улыбки и рук, протянутых тебе.

Кто заставляет человека в мирное время жить в состоянии войны? Никто, только он сам. И от кого зависит выход человека из этих Джунглей? Правильно, тоже только от него. А те обстоятельства, которые заставляют — это всего лишь удобные поводы, которые используются или нет для того, чтобы сделать то, что выбираю я.

АРЕНА

Этот мир — состязание соперников. Звезда этого мира — победа, стремление преодолеть другого — или себя, доказать всем и себе, кто есть кто. Тут тоже есть правила, делящие на лучших и худших, на достойных и недостойных. Ценится только: сильнее кого-то или еще лучше — сильнее всех. Ты прав, а я правее, ты первый, а я — первее. Это трагедия, если ты не первый, а второй, хоть ты и не стал от этого хуже. В этом мире главный ориентир — результат. Его нужно добиться. Не интересен процесс — нужен только результат. И неважно, какой ценой. Цель оправдывает средства. Человека на арене пьянит наркотик азарта, состязания. Ему важно только самоутверждение как первого на пьедестале почета. Он не понимает ценности жизни как таковой, ему всегда чего-то не хватает, он не умеет переживать живой момент «здесь и сейчас». Он весь в будущем — и никогда в настоящем. Он не умеет просто радоваться солнышку и любить человека просто потому, что он есть.
Кто мчит его по жизни, не давая возможности увидеть ее красоту? Кто лишает жизнь ценности как таковой?

МИР ДЕЛОВЫХ КОМПЬЮТЕРОВ

В этом мире делают дело. Ставится цель, подбираются средства, достигается результат и все, задача решена. Все, что не входит в эти рамки — не существует. Здесь не найдешь ничего, что непосредственно ничему не служит. Здесь нет близких и любимых, а есть люди, выполняющие определенные функции. Здесь нет нежности. Здесь нужны друг другу только тогда, когда могут что-то дать — информацию или удобства, оказать помощь, сделать что-то полезное, с ними мы сочтемся и отблагодарим по сходной цене, а остальных просим не путаться под ногами и не отвлекать от дела. В людях ценится инициатива, ответственность, конкретность, умение выполнять договоренности и соблюдать субординацию, и совсем отвергается романтизм (что он может дать?), высмеивается мечтательность и созерцательность — только мешает делу, и развлечения — потому что бестолку.

Это очень разумный мир. Деловые соображения отсекают всякий авантюризм, ставят под вопрос всякие эмоции — зачем? Обитатели делового мира прагматично рассчитывают плюсы благодарности и минусы обид, размышляют об использовании агрессии в мирных целях. Все рассчитано до мелочей. Все просто, честно, но скучно и ограниченно.

СВЯТАЯ ЦЕРКОВЬ

Мир ваших святынь, мест, хорошо охраняемых от свободных размышлений и вольного к ним отношения. Попробуй коснись этих святынь! Вокруг них все особое. Тишина, особая атмосфера, торжественность и особый трепет. Об этом говорят с благоговением, переходящим в экстаз. Все здесь очень красиво, но не дай вам Бог здесь сделать, сказать или даже подумать что-то не то — вы будете забросаны камнями на месте. Насколько этот мир красив, настолько он жесток, агрессивен и фанатичен. Он очень серьезен, и определяет наши мысли — правильные, соответствующие догмам и неправильные, недозволенные — т.е. свободные. Это уже Богохульство! Запрещены даже вопросы, не укрепляющие церковь, а покушающиеся на ее авторитет. Разум, противящийся догматам Святой Церкви объявлен вне закона.

Что такое эти святыни, на которые нам надо молиться? Святым может быть все что угодно: Бог, Родина, Семья, Муж, Дети, Родители, Честь, Правда, Любовь и всякое другое — выбирай на вкус, пиши икону и вешай на стену. И если колени крепкие — можно с них и не вставать.

А так — все строго, красиво и благочинно — очень привлекательный фасад. Это иногда и полезно, только не посреди дороги. Лучше — сборно-разборный вариант: поставил, покаялся, отдохнул, поблагоговел, разобрал, сложил в рюкзачок, забросил на плечо и пошел себе дальше. И тогда — высокое всегда с тобой.

ЗАМОК С ПРИВИДЕНИЯМИ ИЛИ КОМНАТА СТРАХА

В этом мире не существует открытых дверей. Все закрыто на тысячи замков, окна наглухо закрыты ставнями. Все новое — это новая опасность, и обитатели этого мира боятся даже самих себя, а потому говорят шепотом, намеками, предпочитая даже такому общению полное одиночество взаперти в одной из забаррикадированных комнат, никогда не заглядывая в другие, в которых обои для стен уже начали отслаиваться, а на мебели лежит метровый слоем пыли, по которой еще не ступала нога не только привидения, но и самого обитателя замка — тюрьма, где в добровольном заключении живет воплощение всех страхов мира. Он прячется от мира — а вдруг там бродит жуткий призрак, покушающийся на его драгоценную жизнь? А еще страшнее узнать что-нибудь такое, особенно о себе, что страшно ненужно. Бояться — страшно, но ужасно интересно, и нервам щекотно, и время занято, и пустота оправдана. Главный критерий — опасность со стороны враждебного мира. Но кто делает его врагом? И чего такого ценного, что прячет обитатель замка, в этом самом мире не хватает, чтобы на это покушаться, строя козни и ловушки денно и нощно?
В этом мире не знают риска, не хотят свободы, потому что не знают, что с ней делать, кроме того как защищать от покушений, здесь боятся даже радости, не верят в счастье, а любовь — это значит защищаться вместе. Нравится вам этот мрачный, угрюмый, одинокий мир?

МЕРТВАЯ ЗЫБЬ

Наверное во всей Вселенной не наберется столько серых и черных красок, которыми раскрашены небо, солнце, цветы, дома и стороны горизонта в этом полумертвом мире. В этом мире время остановилось в один из серых ненастных дней и некому, и незачем вновь заводить часы — ведь завтра все равно такое же серое, если не черное. Сегодня остановилось во вчера, и ничего не изменить — в прошлом житель серого болота видит ошибки и неудачи, а в будущем — трудности и проблемы. Он вечно ходит как будто непроснувшийся. Он не злой, скорее наоборот, но и воодушевляться ему тоже нечем, поэтому пассивность — это его единственная активность. Если мир вокруг умер, что может отогреть его холодное сердце?

СВЕТСКИЙ САЛОН ИЛИ МИР РИТУАЛОВ

Это мир заводных марионеток, которые нужным образом двигают руками и ногами, но редко душой, исполняя ритуал. «Почему, зачем?» — вопросы не для этого мира, здесь безраздельно властвует принцип: «Потому что так принято.»
Этот мир — театр привычного абсурда. Любое бессмысленное действие ставшее традицией — это святыня или принцип. Для приветствия нужно сделать определенное лицо и произнести бессмысленные слова, тогда тобой довольны все, так как ты исполнил Ритуал.

Это мир условностей и соблюдения правил приличия по установленным образцам. Это официальная часть любого мероприятия — по протоколу: так положено чувствовать, так положено веселиться, так ухаживать … А нарушил правила — останешься без сладкого. Этот мир фальшив насквозь — искреннее чувство, вышедшее за условные рамки, натыкается на недоумение — так не принято; а пустые слова, положенные в данной ситуации будут приняты благодарно.

Ритуалы — это очень удобная вещь — они отключают разум, заменяя его суммой шаблонов. С помощью Ритуалов можно и не думать никогда. А еще это очень удобно для умных манипуляторов, ведь шаблоны делают человека предсказуемым, а общество устойчивым. Они как забор, вносят желанную упорядоченность и заставляют всех ходить по раз и навсегда протоптанным дорожкам. Ритуалов много — на все случаи светской жизни:

— Ритуал мести, пропагандируемый в боевиках — готовый сценарий нашего реального поведения.

— Ритуал знакомства — там можно, а на улице — нельзя. Неприлично знакомиться женщине первой, даже когда это нужно ей. И изворачивается, бедненькая, чтобы это сделал он. Надо делать вид, что происходит что-то другое, нельзя прямо и открыто, как это делают душевно здоровые дети, знающие, что знакомиться — хорошо и естественно, а не знакомиться и быть букой — ненормально. Зачем это забывают взрослые?

— Ритуал праздника — стереотипы и расходы — это требование в заданное время и в заданной форме выкинуть деньги и время,
сопроводив все это приличествующими случаю словами и действиями.

— Ритуал отдыха на пляже

— Ритуал ухаживания и др.

Есть Ритуалы и попроще — бытовые:

-Ритуал поедания пищи

— Ритуал заботливого кормления, только для того, чтобы обмануть организм, вызвав в нем искусственное желание есть и впихнуть в него побольше еды и т.п.

Ритуалов так много, что жить не думая совсем не проблема — делай как все и будешь своим. Конечно, есть разные Ритуалы и традиции. Есть традиции помогающие жить и расти — они полезны. Умно сделанный ритуал, обработанный временем в устойчивую традицию — очень полезная вещь. Самый лучший воспитатель — не тот, кто умеет красиво говорить умные вещи, а тот, кто умеет создавать умный и добрый образ жизни, строя умные и добрые традиции. Слова можно пропустить мимо ушей, а образ жизни — никогда. Беседы о нравственности, конечно, тоже полезны, но что говорить, когда делается другое?

ДЕТСКИЙ САД

В этом мире естественно быть безответственным ребенком, подчиняющимся любым силам, тем, которые имели случай на него сейчас повоздействовать. Погода, настроение, обстоятельства; хочется, не хочется, потянуло, привязался — это сила закона. В этом мире все эти силы — это самый законный закон, анализировать который и противостоять которому нелепо, как закону Всемирного тяготения. Васю тянет к Маше, или к бутылке, или к беседе, какая разница, но «тянет» — является законом.

Здесь самое серьезное «надо» может быть перекрыто «не хочется», потому что мне это не нужно. Это удобное вранье. Не хочется, потому что тяжело и не хочется преодолевать себя. Логика здесь не работает: пока это не мешает, ее выслушают, а когда она станет неудобна, детсадовец упрямо срежет ее убийственным: «А мне все равно!» А если попытаться доказать, что не все равно, то разговор о последствиях воспринимается как обида — и — забирай свои игрушки …

А так как разных сил вокруг всегда немало, то то одна захватывает его, то другая уносит, и направление его жизни зависит, как флюгер, от направления ветра. Любой новый стимул, оказавшийся сильнее предыдущего, толкает его на новое продолжение.

Главный объяснительный принцип: «так получилось», а единственный путь — путь наименьшего сопротивления. Быть как дети — написано в великих книгах. Но впадать в детство — это совсем о другом.

Детский сад — это мир, в котором взрослые люди разрешают себе стать маленькими детьми и отдаться — отдать себя какой-то большой силе, после чего уже нет никаких вопросов, снимается ответственность за свою жизнь, и можно играть в игрушки, не думая о последствиях. Новоиспеченный ребенок получает право жить бестолково — он уже не владеет собой, а им владеет кто-то или что-то.

Детский сад живет в душе каждого, а процесс взросления здесь заключается в том, что меняется набор игрушек и игр, заполняющих душевную пустоту. Зачем нужны игрушки? Чтобы чем-то себя занять, заполнить время. Без игрушки время пусто, а с игрушкой — занято, плюс занято приятно. Игрушка легко заполнит душевную пустоту или отвлечет внимание от неприятной жизни. Игрушка подойдет любая — лишь бы душа не пустовала.

Ее, душу то есть, можно заполнить просто мусором или водой — читая газеты или потрепавшись о том о сем. В зависимости от количества воды ты оказываешься переполнен (переживаниями, мыслями, словами ) и ее надо опорожнить — наступает речевое недержание. Но мусору и воде взрослые дети предпочитают развлечения и яркие игрушки, только их игрушки носят другие имена: учеба, бизнес, рассказывание ужасных историй, ссоры, выпивка, любовные страдания — игрушки разной степени престижа, заполняющие душевное пространство. Пусть жизнь бессмысленна, но зато полна переживаний. Обитатель детского сада живет не в мире, а в мире переживаний. Ему не обязательно быть кем-то, главное почувствовать себя им: не нужно быть правым, нужно только почувствовать себя правым.  В детском саду легко решить все проблемы, утвердившись в своей хорошести. Чтобы стать умным и значимым, есть два пути: первый -набираться ума, а второй — регулярно делать идиотов из окружающих. Конечно, абориген детского сада выбирает второй. Душа пуста — достаточно почувствовать ее полной. Он никем не стал, но получил переживания.

В детском саду живут те, кому нечего делать. А еще те, кому надо врать, оставаясь при репутации честного человека, когда надо кого-нибудь обмануть — себя или других. В детском саду вранье называется игрой, творческой фантазией и имеет полное право гражданства. Детсадовец — тот, кому развлекаться приятно, а работать не хочется. В этой ситуации искатель развлечения снова обманывает, представляя свои развлечения серьезными делами: газета, телевизор, детективы — не дай Бог вам помешать! Если вы делаете что-то потому что не хочется делать другое — не надо врать себе и другим — вы заняты не делом, а развлечением. Не надо врать, потому что вы имеете право и на отдых и на развлечение, и для этого не нужны оправдания. Отдыхайте, но не говорите, что вы заняты делом.

Обитатель детского сада не может разрешить себе встретиться с жизнью — потому что он увидит тогда, что его жизнь пуста. И он прячется, бежит от этой встречи в дела или развлечения, куда угодно — и все хорошо. Если он справляется с делами или вовсю развлекается, его жизнь кипит, и он доволен. Хуже тогда, когда развлечений нет, а дела не идут.

Взрослый ребенок зажат: с одной стороны — серое существование, с другой — ужас встречи с жизнью. Со своей собственной пустотой. И не на что опереться, потому что нет внутреннего стержня направленного роста, а вокруг полная пустота.

Не спешите выбрасывать игрушки. Проблема Детского Сада решается не избавлением от игрушек — ребенок без игрушек останется в том же детском саду, только в пустом и холодном.
Проблема решается взрослением, когда для заполнения внутренней пустоты игрушки уже не нужны. Игрушки — это прекрасно, но когда это жизнь, а не убегание от жизни. Игры — это тоже прекрасно, когда они наполнены добротой и зрелыми душевными импульсами, но не тогда, когда нет настоящего и его надо нарисовать, чтобы получить очередную порцию поглаживаний.

Давайте жить играючи, а не играть вместо жизни. Играя в игры, не будем кривить душой, напротив, давайте играть искренне, вкладывая в эти игры и много души и еще больше юмора. Но игры играми, а серьез серьезом. В час «Х» игры откладываются в сторону, глаза становятся внимательными, а душа — только честной (по крайней мере, насколько это реально).

МИР ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ВСТРЕЧ

В этом мире известна ценность человека. Дальний становится Близким, когда ты подходишь к нему. Тут любят каждого, не сравнивая его ни с кем и ни с чем. Любить здесь также естественно, как дышать. В этом мире нет запрещающих заборов и лишних вещей, ничто не мешает одному человеку увидеть другого, обрадоваться и протянуть ему руки навстречу. Это прозрачный и светлый мир. Даже расставание в этом мире только согревает — оно наполнено памятью о близости и обещает новые встречи. Это простой и честный мир. Ты можешь говорить о том, чего ты хочешь. В этом мире не надо завоевывать, выгадывать и обманывать. Здесь нет вчерашних потерь и завтрашних обещаний, каждое мгновение дарит тебе все. Здесь каждый знает свой путь, здесь каждый отвечает за все. Здесь живут благородные и чистые, открытые люди. Как попасть в этот мир? Только открыв свою душу и разрешив себе жить так. А потом шагнуть навстречу другому, и он шагнет тебе навстречу.

К сожалению и этот рай не без яда. Слишком много света — слепит, а избыток кислорода — пьянит. Тех, кто попал сюда впервые и объелся тепла в слишком больших дозах видно издалека — они балдеют от кайфа, их качает и взгляд осоловел. А те, кому этот кайф устраивают надолго, покинув стерильную обстановку, быстро теряют закалку и разучаются жить нормальной жизнью. Конечно, хочется сделать этот мир фоном всей жизни… Но для дела, согласитесь, деловой мир больше подходит — он дает лучшие результаты.

Интересно наблюдать, в каких ситуациях в какой из миров мы сами оказываемся заброшены. Каждый когда-то бьется в Джунглях, оказывается на Арене, исполняет ритуалы в Светском Салоне, кается в Святой церкви, Дрожит в Замке с Привидениями, покоится в зыбком болоте, впадает в Детский Сад, — и каждый раз живет той жестокой или бестолковой жизнью, которую выбрал. То, в каком мире вы находитесь, зависит только от вас. Нет таких обстоятельств, которые заставляли бы вас оказываться в том или ином мире. Есть ситуации, которые подталкивают вас к выбору, но побеждают либо они, либо ваш выбор. Глупее всего оставаться в каком-то мире только потому, что вы уже в него попали. Надо уметь быстро перестраиваться.

Мастер меняет свои миры также легко и быстро, как выражение своего лица. Его миры — его помощники. Но главное, в каком бы мире вы не были, надо оставлять себя вне этого мира, не отождествляясь. Вы пользуетесь им, а не он оккупирует вас. Живите хоть в Джунглях, если это выбрали вы и знаете зачем. И не давайте себе утонуть даже в сладком сиропе свободного рая.

К великому сожалению, своим миром мало кто занимается, и заброшенные миры бедны и запущенны. У большинства людей их внутренний мир мал, сер, там мало солнца, пространства, тепла, даже для самого себя, не то что для других. Этот его мир — реален, этот его мир живет, т.к. человек в него верит, поэтому он — дурак. Нужно разрушить его, этого мира устои, освободить место для нового, а потом подарить новый мир. А можно строить новый рядом со старым, ничего не руша, и переманивать в другой мир, демонстрируя, что там тоже хорошо.

Тому, кто умеет строить, построить новый мир не трудно. Надо только знать, что ты хочешь строить, увидеть это вживую. А если хочешь построить новый мир другому — надо его нарисовать — яркие картинки его нового мира. Как только он поместит их себе в душу и начнет их обживать, как только они будут становиться живыми, обрастая плотью повседневности — начнет изменяться его мир. Чтобы новый мир начал становиться живой реальностью, надо мир вначале увидеть и начать в этом увиденном мире жить. И тогда он становится реальностью.

Мы Боги, так как каждый человек творит свой мир сам. Владея своим внутренним миром, он владеет целой Вселенной.
Свой мир, свою Вселенную, нам еще предстоит создать.
Будем как Боги.

Поделись статьей с друзьями!