Символизм цветов. Белый

Белый цвет был многозначным символом во все времена и у всех народов. Главное и исходное его значение — свет. Белый тождествен солнечному свету, а свет — это божество, благо, жизнь, полнота бытия.
Символические значения белого:

1. Полный покой, безмятежность, недеяние, мир, тишина, чистота (саттва), пустота (шунья), целомудрие, девственность, сосредоточенность.
«Белая Ты, в глубинах несмутима,
В жизни строга и гневна,
Тайно тревожна и тайно любима —
Дева, Заря, Купина…» (А. Блок)

2. Магическое действие — белая одежда и окраска — средство, способствующее очищению, удаче в войне (у примитивных племен), долгой жизни, здоровью, благу. «У племени бемба инициируемых девушек покрывают побелкой. При этом поют песню: — Мы сделали девушек белыми, подобными белым цаплям. Мы сделали их красивыми…Они теперь убелены от пятен крови…» «Белые бусины обеспечивают женщинам плодовитость». (В. У. Тернер. Символ и ритуал)

3. Знак общественного положения — благородство, знатность, величие, благосостояние. Белые одежды египетских фараонов, жрецов Древнего Востока, тоги римских патрициев, платья женщин «из общества» в древности, средневековье и в другие эпохи; «белые воротнички» — знак интеллигентности, белые костюмы, автомобили, рубашки, интерьеры — знак принадлежности к обеспеченному классу.

4. Язык общения с богами и духами — белые одежды богов, ангелов, святых, праведников в раю, облик Яхве (Саваофа), Брахмана, Атмана, Акшобхьи — первого Будды тибетской пятичленной мандалы (иконы); одежды служителей в православной и католической церкви, белая окраска христианских храмов.
Белый цвет в Ветхом Завете:

«Глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его — как пламень огненный» (Откр. 1, 14)
«И увидел я отверстое небо, и вот, конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, который праведно судит и воинствует» (Откр. 19, 11).
«И воинства небесные следовали за ним на конях белых, облеченные в виссон белый и чистый» (Откр. 19, 14)
По Псевдо-Дионисию, «Белый стихарь — это образ плоти Христовой, чистейшее бесстрастное одеяние божественной славы, одежда нетления». (Бычков В. В., Византийская эстетика, 1977 г.)

В наше время белый цвет принят как символ божества в новых религиозно-философских учениях — теософии, агни-йоге, «живой этике», экуменизме. Так, супруги Рерихи писали о «земной обители богов» — Шамбале сияющей; старинное ее название — Белый остров, на котором обитает Белое Братство. Там же находится Белая Гора, или Белый Бурхан. «Это мировая Твердыня Света, которая уже испокон веков была овеяна самыми возвышенными надеждами и сокровенными чаяниями всех народов всех времен»…(Угунс, январь 1990г.)

5. Язык ритуалов — белые одежды надевают во время праздников крещения, причастия, Рождества Христова, пасхи, Вознесения, освящения храмов. У примитивных народностей множество ритуалов сопровождаются окрашиванием белой краской, надеванием белой одежды, использованием белых животных и птиц. У африканского народа баньоро белые коровы передавались государю в знак верноподданничества. Участники церемонии коронации государя осыпались белым порошком. Белым был и основной цвет королевских регалий. Королевский повар перед исполнением своих обязанностей должен был очиститься. С этой целью половину его тела покрывали белой глиной. (В. У. Тернер. Символ и ритуал)
Пример из культуры эпохи Возрождения в Италии: Торжественное богослужение по случаю вступления Карло Малатесты во владение городом Римини сопровождалось шествием процессии, состоявшей из девяти тысяч одетых во всё белое мужчин и восьми тысяч женщин. (А. Венедиктов, Ренессанс в Римини, 1970г)

6. Знаки и сигналы — в Японии — хризантема, белые аисты и журавли; в Китае — знак Запада, осени и металла; в Индии — «белый образ солнца», цвет касты брахманов; в христианстве — белая лилия, белая роза — символы Девы Марии. Белый флаг — предложение мира. В геральдике белый цвет широко используется как символ.

7. Атрибут высшей красоты — что может быть красивей белых облаков, хризантем, жасмина, цветущей вишни, белых лебедей? В арабских сказках «Тысяча и одна ночь» белая невольница так восхваляет свой цвет: «Передают, что белизна говорила: — Я свет блестящий, я месяц восходящий, цвет мой ясен, лоб мой сияет, и о моей красоте сказал поэт: Бела она, с гладкими щеками и нежная, подобна по прелести жемчужине скрытой».

…Мой цвет подобен счастливому дню и сорванному цветку и сверкающей звезде… Цвет мой — чудо, и прелесть моя —предел, и красота моя —завершение, и на подобной мне хороша всякая одежда, и ко мне стремятся души. И в белизне многие достоинства, как то, что снег нисходит с небес белым, и передают, что лучший из цветов белый, и мусульмане гордятся белыми тюрбанами, и если бы я стала припоминать, что сказано белизне во славу, изложение, право бы, затянулось.(Рассказ о шести невольницах, т. 5).

Позитивные значения белого кратко и изящно изложены в стихах Дехлеви:
Одежда белая — любому впрок.
«Покрова лучше нет!» — сказал пророк.
Мы белые цветы предпочитаем
По белому мы пишем и читаем.
Почтенна белизна седых волос,
Аллах всесильный сам ее вознес.
И день в свои широкие пределы
Включает все цвета, но сам он белый.

8. Освобождение от оков традиции в искусстве. Революция в живописи ХХ века изменила символику белого цвета, придав ему небывалые ранее смыслы. Так, супрематисты видят в белом символ (или эквивалент) неэвклидова n-мерного пространства, которое погружает зрителя в некий медитативный транс, очищающий душу подобно дзэн-буддистской практике. Об этом свидетельствует сам основатель супрематизма К. Малевич: «Движение супрематизма уже идет в этом направлении, навстречу белой беспредметной природе, к белым возбуждениям, к белому сознанию и белой чистоте как высшей ступени этого состояния, будь то покой или движение». (Собрание Ленца Шёнберг, каталог, 1989)

Вершиной и завершением супрематической живописи Малевича была работа «Белый квадрат на белом фоне». Сам «Казимир Великий», как называли его единомышленники, был в восторге от своего открытия. «Я взломал лазурный заслон цветовых ограничений, — ликует он, — и вышел в белизну; ставьте парус и плывите за мной, товарищи штурманы, навстречу бездне, я воздвиг маяки супрематизма… Правьте за мной! Вольная белая бездна — бесконечность — перед вами». Абстракционисты второй половины ХХ века считают К. Малевича своим учителем. И, как способные ученики, они превзошли мэтра в области постижения бездонных глубин белого цвета. Рекомендую прочитать статью Раймунда Гирке в цитированном выше каталоге собрания Ленца Шёнберга, 1989г.

8. Негативная символика белого цвета.

Белый может обозначать смерть, болезнь, зло, отчуждение, страдание. У заирских комо белый ассоциируется прежде всего со скверной, болезнью, смертью. Это цвет страха, небытия (Иорданский В. Б., Хаос и гармония, 1982). Черная невольница из арабских сказок припоминает, что седина — это знак приближения смерти, а белый — цвет савана покойника, проказы и лишаев, бельма на глазу. Белая известь — самый дешевый материал, а черный мускус — самый дорогой.

В японской классической поэзии белый символизирует холод, разлуку, страдания неразделенной любви.

Белотканных рукавов разлуку
Омыла роса.
И пронизывая холодом,
Осенний ветер подул.

В культуре Европы Нового времени белым отмечены: смерть, обморок, холод, молчание, истощение сил, одиночество, даже ненависть и жестокость. Достаточно вспомнить загробные образы европейских романов (привидения, саваны покойников); в ХХ веке белые капюшоны носят члены Ку-клукс-клана; в белом доме живет фурия Бернардина Альба (в пьесе Ф. Г. Лорки); героиня Жана Кокто перед самоубийством обитает в комнате, где всё белое; жертва жестокости нашего времени Мэрилин Монро также отправляется в мир иной из белоснежной комнаты.

В русской поэзии начала века белый связан с негативными эмоциями и с мыслями, обращенными в потусторонний мир. У А. Блока белый часто обозначает мертвенность, тоску, отчужденность, транс. «Лицо мое белее, чем белая стена. Опять, опять сробею, когда придет Она…»

«Белой мечтой неподвижно прикован
К берегу поздних времен…»
«Терны венчают смиренных и мудрых
Белым огнем Купины».

У Велимира Хлебникова белый цвет в сочетании с серыми и черными создает трагический колорит.

Вот, например, автопортрет поэта:

«Моя так разгадана книга лица:
На белом, на белом — два серые зня!
За мною, как серая пигалица,
Тоскует Москвы простыня».

Метки:

Поделись статьей с друзьями!