Свидание с Карлосом Кастанедой

кастанедаПеревод нашумевшей статьи из популярного американского издания «Сайколоджи Тудей» (Psychology Today). Статья построена в виде диалога-интервью между легендарным Карлосом Кастанедой и корреспондентом «Сайколоджи Тудей». Кастанеда раскрывает в этом интервью основные положения учения дона Хуана Матуса, а так же рассказывает о системе особых магических пассов «Тенсегрити».

Он был учеником колдуна, и это происходило в XX веке. Он   человек-невидимка, мгновенно исчезающий и появляющийся вновь. Он — путешественник, прокладывающий свой путь в вечной изменчивости живой вселенной. Или, как сам Карлос Кастанеда сказал бы о себе, он — идиот и недотепа.

Говорят, что Иисус Христос был либо Сыном Божьим, либо величайшим лжецом из всех когда-либо живших на Земле. Аналогичную загадку представляет собой и Карлос Кастанеда, который вполне мог бы основать свой культ, но который считает, что боги — это последнее, в чем нуждаются люди. Критики пытаются подыскать для него определение. Один из них назвал его лжешаманом, приносящим дары… «Он солгал, чтобы открыть нам истину».

 Споры вокруг Кастанеды начались еще в 60-е годы, с момента появления его первой книги «Учение дона Хуана», которая повергла в шок, как общественность, так и научные круги, и они продолжаются до сих пор. К настоящему времени Кастанеда издал девять книг, основанных, как он утверждает, на его сверхъестественном опыте в контакте с ясновидящим племени яки доном Хуаном Матусом. По его словам, колдуны должны оставаться невидимками. Поэтому он, никогда не позволяет себя фотографировать или записывать на пленку свой голос. Он крайне редко дает интервью. В 80-х годах он вообще исчез. Однако книги продолжают продаваться: их суммарный тираж в 17 странах достиг восьми миллионов.

 В 1993 году он начал время от времени проводить семинары, а на следующий год появилось «Искусство сновидения». Несмотря на расклеенные объявления, обещавшие «Тенсегрити Карлоса Кастанеды», даже сами организаторы события не знали точно, появится ли Кастанеда на семинаре, который должен был состояться в ближайший уикенд в Анахейме, неподалеку от Диснейленда. Однако 400 его последователей со всего света (около трети из Калифорнии) заплатили по 250 долларов за то, чтобы посмотреть, произойдет это или нет. Они собрались, чтобы научиться ряду «магических пассов», специальных движений, предназначенных для расширения восприятия.

Это мыслящая вселенная, живая вселенная, восхитительная вселенная! — энергично открыл семинар Кастанеда.

 — Мы должны найти баланс между линейностью известной нам вселенной и нелинейностью неизвестной».

Кастанеда, быстро покоривший своим обаянием аудиторию, на редкость убедительно рассказывал о жизни неорганических существ, с которыми, по его словам, он проводит довольно много времени; о точке сборки, расположенной на расстоянии вытянутой руки за лопатками, перемещая которую можно попасть в иные миры; о хищной вселенной, обитатели которой ненасытно поглощают сознание людей, лишая сияния наши светящиеся яйца и оставляя лишь шлак эгоцентризма. Он настаивает, что это не вымысел: «Я не сумасшедший. Ну, может быть, чуть-чуть сумасшедший, но не настолько абсурдный сумасшедший!». Он выглядит милым, энергичным, бодрым и веселым.

 По окончании своей вступительной речи Кастанеда согласился на интервью, неожиданно пригласив вал корреспондента на завтрак. Сидеть в кафе напротив Кастанеды — этого было бы вполне достаточно для того чтоб сместить чью угодно точку сборки. Впоследствии корреспондент проникся собственной нелинейностью, объединив сказанное за завтраком и на семинаре и облекши все это в форму диалога, каковой часто пользовался Кастанеда, чтобы разъяснить идеи своего учителя.

 В конце концов, Кастанеда заменил дона Хуана в качестве «нагуаля», главного колдуна, существа с двумя светящимися сферами, а что хорошо для одного «нагуаля», хорошо и для другого.

За столом также сидели несколько сотрудников «Тенсегрити три женщины — «чакмооли», которые помогали Каста семинаре Все это время вы занимались только магическими пассами? — спросил я Кастанеду

Я был толстым, — сказал он.   Дон Хуан рекомендовал мне как можно больше заниматься магическими пассами, чтобы поддерживать тело в оптимальной форме.

С точки зрения физической активности, именно этим мы и занимаемся. Движения также заставляют наше сознание сконцентрироваться на идее, что мы являемся светящимися сферами, конгломератом энергетических полей, которые удерживаются вместе специальным клеем.

— Не является ли тенсегрити тольтекским тайцзи или йогой? — спросил я. — Тенсегрити невозможно сравнивать с йогой или тайцзи. Эти системы имеют различное происхождение и различные цели. Происхождение «тенсегрити» шаманское, и его цели тоже шаманские. Они затрагивают смысл нашего существования. Смысл нашего существования заключается в том, чтобы встретиться с бесконечностью.

— Мы все встречаемся с бесконечностью в момент смерти, — продолжал он. — Зачем же встречаться с ней, когда мы слабы и сломлены? Почему не сделать этого, когда мы сильны? Почему не сделать этого прямо сейчас? Нужно относиться к этому прагматически. Здесь не место идеализму.

— Какое место занимает во всем этом Иисус? Или Будда?

— Это идеальные фигуры, — ответил Кастанеда, — они слишком велики слишком огромны, чтобы быть реальными. Они — божества. Один из них -Вероучитель буддизма, второй — Сын Божий…  Эти идеальные фигуры нельзя использовать в прагматическом учении.

 — Позволить своему восприятию разрушить систему интерпретации, когда дерево перестает быть деревом и становится чистой энергией, это прагматическое действие. Шаманы имеют дело с сугубо практическими вещами. Они выходят за пределы обычной исторической реальности. Магические пассы — лишь один аспект этой деятельности. Кастанеда резко отрицательно относится к религии: «Оставь Иисуса на кресте, он там вполне счастлив! — так говорил мне дон Хуан. — Не беспокойся о нем, оставь его в покое. Не спрашивай его, почему он там висит распятый. Он свихнется в попытках объяснить это тебе». Я так и поступил. Он сказал мне «привет» и «пока». (Читать продолжение…)

Поделись статьей с друзьями!