В поисках зеленого льва

Розарий философовПредлагаемая статья, безусловно, не проста для чтения. Однако это не делает ее менее интересной. Алхимия, по замыслу ее адептов, есть не способ получения золота, а путь к «воскрешению» – воссозданию светового человека, скрытого внутри нас. Золото есть символ света. Цветовая символика алхимии соотносима с Пасхальным циклом – последними днями Страстной седмицы.

Черный – это цвет смерти, Страстная Пятница, белый – Великая Суббота, а красный – Воскресение. Зеленому свету принадлежит место особое.

Алхимия – это тайное Искусство, которое позволяет проявиться и укрепиться изначальной природе человека. Европейская традиция алхимии достигает этой цели с помощью приготовления различных веществ. Адепт принимает их внутрь, и они трансформируют его как физически, так и духовно.

Цветовая символика в европейской алхимической традиции представлена достаточно широко. Вряд ли найдется хоть один текст, в котором бы не встречались красный, черный, белый, зеленый и другие цвета в самых различных комбинациях. Из них зеленый цвет занимает особое место. Краткий алхимический труд, приписываемый самому отцу основателю алхимии, легендарному Гермесу Трисмегисту, называется «Изумрудная скрижаль». А если обратиться к одному из ранних алхимических текстов, написанному на латыни предположительно в XII веке, анонимному трактату «Собрание философов», уже тогда мы встречаем важное упоминание о Зеленом Камне…

Благословенная зелень

Каноническими цветами в алхимических работах являлись в основном черный, белый и красный. Один из выдающихся теоретиков европейской традиции Иоганн Зегер Вайденфельд писал: «Адепты руководствовались в своих работах в основном цветами, поскольку каждая работа (каждый этап алхимических трансмутаций материи – Прим. ред.) производит свою особенную цветовую гамму, и крайне важно уметь отличать ее от других». В данном случае он говорит как про каноническую последовательность нигредо – альбедо – рубедо (чернота – белизна – краснота), так и про ее возможные вариации. И хотя зеленый цвет в рамках такой последовательности встречался не столь часто, тем показательнее было то, что авторы, упоминавшие о нем, всячески подчеркивали его значимость.

Николас Фламель

Николас Фламель — одно из немногих сохранившихся изображений.

Николя Фламель, философ, чье имя стало уже легендой, писал в своих «Иероглифических фигурах»: «Я также изобразил для тебя зеленое поле, потому что в ходе варки наша материя становится зеленой и сохраняет этот цвет дольше остальных после черного. Эта зелень ясно указывает на то, что наш Камень обладает растительной душой, которая при помощи Искусства может быть превращена в истинный и чистый зародыш, который затем пышно разовьется и даст огромное количество ветвей. «О, благословенная зелень, — говорится в Розарии, — которая рождает все вещи, без тебя ничто не вырастает, ничто не цветет и не умножается».

Здесь говорится об этапе так называемой «герметической варки». Этот этап традиционно считался очень важным, так как во время него происходит финальное приготовление Философского Камня, способного либо трансмутировать металлы, либо излечивать людей в зависимости от того, как он был приготовлен.

«Варка» совершалась в «философском яйце» – прочном стеклянном сосуде, куда помещались реагенты в виде философского сульфура и меркурия и который «герметично» запаивался. Далее «яйцо» помещалось в подходящее тепло, где философский меркурий, не находя пути для бегства и достигнув предела своей летучести, постепенно становился все более и более фиксированным, превращаясь в Философский Камень.

Последовательность нигредо—альбедо—рубедо присутствует здесь в полной мере: сначала материя проходит этап разложения – символическое «умерщвление», когда она, постепенно чернея, рассыпается в тончайший порошок, приходя в стадию нигредо. Далее материя зеленеет, и этот этап Фламель считает очень важным. В это время начинается «оживление» материи, или ее «воскрешение», а именно достижение белизны – альбедо. Окончание процесса знаменует появление красноты – рубедо.

Фрагмент миниатюры из трактата "Гранильня Солнца"

Фрагмент миниатюры из трактата «Великолепие Солнца»

Философская материя, заключенная в «яйцо» (стеклянный сосуд), уже имеет в себе все необходимое для того, чтобы пройти через стадии Великого Делания – нигредо, альбедо и рубедо. Но для того чтобы произошла эта трансформация, внутреннему движению (или огню) необходимо внешнее движение. Об этом польский алхимик Михаил Сендивогий писал: «…этот центральный огонь подобен повозке – она движется, когда ее приводят в движение, и останавливается, если перестать толкать ее». Так в философской работе необходимо внешнее влияние для того, чтобы привести в движение центральный огонь материи, проводя ее при этом через цвета. Схожим образом описывал «герметическую варку» другой анонимный алхимик, скрывшийся под псевдонимом Иринея Филалета. Его работы подвигли самого Исаака Ньютона на осуществление алхимической практики. Вот что он говорит о процессе приготовления Философского Камня в трактате «Открытые врата в закрытый дворец короля»: «Возьми свое вещество и помести его в печь, соответственно управляя огнем на протяжении двадцати дней, во время которых ты будешь наблюдать различные цвета, а в конце четвертой недели, если огонь был постоянным, ты увидишь зелень, весьма приятную взору, которая будет сохраняться на протяжении десяти дней. Возрадуйся же, ибо затем смесь станет подобной черному углю и распадется на мельчайшие частицы. Эта операция представляет собой растворение фиксированного в нефиксированное с тем, чтобы обе эти части, будучи соединенными, составляли затем одну материю, частично духовную, а частично телесную».

Как мы видим, появление зеленого цвета служило важным индикатором правильности пути, по которому шел алхимик в своих операциях. Здесь также наблюдается интересная параллель между четырьмя временами года и «герметической варкой». Начиная свою работу, алхимик умерщвляет материю, приводя в черноту – нигредо, и это состояние соответствует зиме. Ведь именно зимой жизнь на поверхности земли уходит в спячку, угасает или умирает. Но с приходом весны лучи солнца освещают замерзшую землю, и жизнь снова просыпается или возрождается.

Символически это время года соотносится с зеленым цветом. Схожим образом и материя в сосуде становится зеленого цвета, она получает при этом «растительную душу». К лету начинают расти плоды, и это соответствует достижению белого цвета в «яйце». К осени же плоды достигают спелости, а Философский Камень – совершенства, выраженного в красном цвете.

Однако зеленый цвет мог являться алхимику не только во время герметической варки, но и ранее, в процессе приготовления философского меркурия. В этом месте следует сделать важное замечание. Адепты не особенно старались, чтобы их ученики могли достичь результата. Сплошь и рядом они расставляли ловушки и сети для своих неосторожных последователей, в которые те легко попадали, не уделяя внимание деталям. Очень часто, когда адепты говорили о начальном приготовлении материи, они маскировали его так, чтобы читателям казалось, будто они говорят уже о последнем приготовлении, в котором образовывалось Универсально действующее Лекарство, или Философский Камень.

Вот как об этом пишет упомянутый выше Вайденфельд: «Необходимо различать между первой, второй и третьей чернотой, белизной и краснотой. Сколько великих мужей было обмануто из-за непонимания этого, поскольку, находя эти цвета в такой последовательности всюду и везде, они считали, что адепты писали всегда только о последней (третьей) работе, а именно, о фиксации материи (иногда его называют объединением философского меркурия и сульфура и последующую их варку – Прим. авт.), в то время как этот же порядок цветов встречался уже ранее во время волатилизации материи». Только обращая внимание на тончайшие детали, можно было определить, о какой по счету работе идет речь в том или ином отрывке – первой, второй или третьей. И конечно, порядок цветов был одним из важных признаков. Еще одним таким признаком служило упоминание Зеленого Льва, или Витриола.

Зеленый Лев

Многие алхимики рекомендовали в своих текстах Зеленого Льва в качестве начальной материи для получения Философского Камня. Их последователи, считая, что под этими кодовыми словами скрыты обычные соли меди (такие, как медный купорос или ацетат меди), пытались приготовить из них Философский Камень. В лучшем случае они не получали никакого результата, а в худшем – умирали в жутких мучениях, употребив получившийся ядовитый продукт.

Алхимические изображения так же, как и тексты, допускают несколько вариантов толкования в зависимости от того, о каком уровне работы идет речь. Вот один из вариантов: философский меркурий (лев) растворяет обычное золото (солнце), при этом происходит процесс ферментации, или спецификации Льва семенем золота.

В оправдание адептов стоит заметить, что они неспроста прибегали к умышленному введению в заблуждение читателей. Это делалось, прежде всего, для того, чтобы оградить алхимию от недостойных, кто мог бы воспользоваться полученными результатами в дурных целях, ведь Философский Камень дает его обладателю, согласно многочисленным свидетельствам философов прошлого, огромные возможности: продлевать жизнь, воскрешать недавно умерших, лечить безнадежные болезни. Кроме того, авторы часто просили своих читателей не воспринимать буквально то, что они пишут. Попробуем и мы применить этот метод для того, чтобы понять, что же такое Зеленый Лев.

Ситуация с Зеленым Львом станет еще более запутанной, если мы примем во внимание комментарий Вайденфельда о том, что у адептов было множество различных Зеленых Львов. В своем фундаментальном труде, посвященном философскому растворителю и классификации его производных – менструумов, он упоминает семь различных Зеленых Львов, из которых только один является сульфатом меди зеленого цвета, он же называется в книгах алхимиков Зеленым Львом глупцов. Остальные шесть Львов не имеют с ним совсем ничего общего.

Но, может быть, остальные шесть Львов тоже являются зелеными? И следует просто поискать иную подходящую зеленую материю?

Казалось бы, этот ответ очевиден, ведь авторитетный английский алхимик Джордж Рипли утверждает, что: «Этот благородный младенец зовется Зеленым Львом, потому что, если его растворить, он облачается в зеленое одеяние». Но и здесь неофит попадает в очередной тупик – только один из этих шести Львов способен на такое.
Но, оказывается, Лев называется зеленым вовсе не потому, что он зеленого цвета, а прежде всего из-за того, что он способен к росту и развитию! Автор «Древнего истинного пути Гермеса Трисмегиста» пишет об этом так: «Он является Зеленым Львом, ибо «зеленью» хотят подчеркнуть его развитие. Львом же его называют из-за силы и мощи, потому что он способен все убить и уничтожить… и существует еще множество похожих названий».

А в другом своем тексте Рипли разъясняет понятие Зеленого Льва следующим образом: «Он называется зеленым, потому что его Материя еще едкая и зеленая, не фиксированная и не доведенная Природой до совершенства обычного Золота. Зеленый Лев философов – это зеленое золото, живое золото, которое еще не фиксировано, но несовершенно и оставлено Природой. Поэтому оно обладает способностью обращать все тела в их первоматерию и делать фиксированные тела духовными и летучими».

«ПОСЕТИ ВНУТРЕННОСТИ ЗЕМЛИ, ОЧИЩАЯ, ТЫ НАЙДЕШЬ СОКРЫТЫЙ КАМЕНЬ». Это один из вариантов расшифровки аббревиатуры V.I.T.R.I.O.L. Очень часто в алхимических текстах Витриол ассоциировался с Зеленым Львом, или материей Делания.

Теперь становится абсолютно ясно, почему настоящий Зеленый Лев никак не может быть солью меди или железа, которые, согласно взглядам алхимиков, являются «мертвыми» металлами, совершенно неспособными к дальнейшему росту, развитию и преумножению. Вместо «мертвых» обычных металлов адепты предлагали своим ученикам работать с «живыми» металлами, в которых заключена растительная сила или растительное качество.

Встретив в таком контексте упоминание эпитета «растительный», многие считали, что речь непременно идет о растениях. Но и здесь есть маленькая тайна, которую мы вам сейчас раскроем.

В русском языке слово растение неспроста имеет основу «раст», или «рост». В отличие от царства металлов, в растительном царстве мы можем ежедневно наблюдать, как все вокруг нас появляется на свет, растет и умирает. Поэтому неспроста слова растение и рост являются так тесно связанными.

Аналогичная ситуация в латыни, где термины «растительный» и «способный к росту» хотя и обозначаются двумя разными словами – «vegetalis» и «vegetabilis», – но на практике, как правило, используется только один термин «vegetabilis». Это и приводит зачастую к путанице, ведь когда в алхимическом тексте встречаются термины «растительный растворитель», «растительный камень» и многие другие, то они могут обозначать не только то, что эти вещества получены из растений, но и то, что они способны к росту, или же делают другие субстанции способными к росту.

Известный алхимик XII века Артефий писал в своей «Тайной книге»: «Что касается цветов, то тот, кто не сможет произвести черноту, не сможет произвести и белизну, поскольку чернота есть начало белизны, и знак гниения и изменения, и того, что тело пронзено и умерщвлено». Один из авторитетных философовалхимиков псевдо-Луллий подчеркивает, что чернота (или философское гниение) указывает на первые Врата, ведущие к Магистерию (или великому эликсиру), и без нее нельзя достичь стадии рубедо.

Следовательно, говоря о растительном качестве, алхимики подразумевали, прежде всего, то, что в их субстанциях заключена сама сила жизни, способность к росту и развитию, возможность «оживления» других субстанций, которые «мертвы», – например, обычных металлов, золота или серебра. А поскольку Зеленый Лев обладает растительной силой, он становится способен к трансформации в процессе работы с ним.

Обладая истинной первой материей в виде Зеленого Льва, алхимик начинает ее изменять, пробуждая внутренний огонь Льва посредством огня внешнего. При этом Лев постепенно меняет свою окраску, проходя через множество цветов (красный, белый, зеленый, черный и другие), и форму, становясь твердым, жидким, летучим, превращаясь в порошок или смолу, пока не приходит в такое состояние, когда он становится способен как разрушать все вещи мира, так и передавать им свою живительную силу. Именно это состояние алхимики назвали Философским Меркурием, или Зеленым Львом.

Затем, будучи объединенным со своим подходящим ферментом (например, эссенцией золота или серебра), Зеленый Лев или Философский Меркурий снова начинает свою трансформацию, умерщвляясь и возрождаясь вместе с ферментом, получая «растительную душу», становясь при этом зеленым, проходя через все цвета радуги и меняя консистенцию, пока не приходит в фиксированное состояние красного цвета.
С наступлением красного цвета он получает название Философского Камня, который иногда называли также Красным Львом. В этом состоянии Камень становился способным излечивать людей от неизлечимых болезней и даже осуществлять их духовную трансформацию.

Но есть еще один Зеленый Лев, о котором мы совсем ничего не сказали. Некоторые алхимики называли Зеленым Львом не только материю, с которой работает алхимик, но и Солнце. Однако какое отношение имеет Солнце к зеленому цвету? Ведь всем очевидно, что Солнце никак не зеленое, а желтое. Однако это тема для отдельного рассказа.

(с) Павел Митюшкин, Юрий Олейник

На заметку »

Спонсор публикации АТЗ портал. Новости, статьи, видео, книги, объявления, загадки, тайны, советы, все это вы найдете на страницах данного ресурса. Загляните, будет интересно, ведь у них есть все для отдыха и работы.

Метки: