Химические и алхимические занятия Ньютона

Исаак НьютонС юношеских лет, еще в Грантеме, до переселения в Лондон в девяностых годах, Ньютон вел непрестанные химические опыты. Знакомство с химией и алхимией, вероятно, началось в аптеке Кларка в Грантеме; по крайней мере первые юношеские записные тетради сохранили некоторые химические рецепты. Большое письмо к Астону 1669 г., приведенное во второй главе нашей книги, ясно показывает хорошее знакомство Ньютона с химией и химической технологией. Опыты изготовления подходящего сплава для зеркала телескопа, начатые, вероятно, не позже 1666 г., также обнаруживают большие химические знания и практические навыки Ньютона в химических операциях. Мы приводили уже воспоминания Гемфри Ньютона, относящиеся ко времени составления «Начал», т.е. к восьмидесятым годам; из них со всей непосредственностью выступает громадная химическая работа, регулярно производившаяся Ньютоном в это время. Химическая лаборатория находилась в саду, около Тринити-колледжа. По словам Гемфри, «Ньютон проводил там свою работу с большим старанием, удовлетворением и удовольствием».

Недавно (1927 г.) найдена библиотека Ньютона и ее каталог. История библиотеки того, «кто гением превзошел род человеческий», заслуживает рассказа. Около 1920 г. Р. де Вилльямиль разыскал инвентарь имущества Ньютона, составленный непосредственно после его смерти. В этом инвентаре значилась библиотека из 1896 томов, оцененная в 270 фунтов. Эту библиотеку за 300 фунтов купил сосед Ньютона в Лондоне, начальник морской тюрьмы Джон Хэггинс. Книги были пересланы сыну Хэггинса в Оксфорд, где и оставались до 1750 г. Здесь библиотека была продана за 400 фунтов Джемсу Мэсгреву. В 1778 г. она перешла в наследственное баронетское имение Бэрнслей-парк. Владельцы Бэрнслей-парка мало интересовались «книжным старьем», и оно в 1920 г. вместе с другим имуществом было продано с аукциона, причем новые поколения владельцев уже не знали или забыли, что книги принадлежали когда-то Ньютону. Старые фолианты продавались за бесценок как макулатура тюками по 200 книг! Значительная часть ньютоновских книг, таким образом, в наше время, совсем недавно, рассеялась неизвестно куда, по букинистам и развалам, попала в Америку. Однако даже каталог оставшихся книг, составленный де Вилльямилем, вместе со старым каталогом Мэсгрева, найденным им же, дает очень ценный материал для биографии Ньютона.
В каталоге, в частности, насчитывается около сотни книг по химии и алхимии. Здесь имеется Агрикола «Dе Меtаlis», о котором упоминает Гемфри, «Оккультная философия» Агриппы Неттесгеймского, несколько книг о философском камне, о превращениях металлов, компендиумы алхимии, различные алхимические трактаты Луллия, сочинения Парацельса, Бойля и пр.

Книгами, однако, дело не ограничивается. В 1936 г. антикварная фирма «Sotheby» в Лондоне 31 опубликовала каталог рукописей ньютоновского архива, продававшихся по поручению виконта Лимингтона. В первой части этого каталога содержится описание химических и алхимических рукописей, большею частью написанных рукой Ньютона. По подсчету составителя каталога в этих рукописях больше 650 ООО слов, т. е. несколько тысяч страниц. Основная часть рукописей, по-видимому, выписки из алхимической и химической литературы, памятные заметки, рецепты. Алхимические заметки иногда записывались Ньютоном на черновиках деловых бумаг по Монетному двору и на письмах. Библиотека и архив Ньютона, таким образом, с очевидностью показывают его громадный интерес к химии и алхимии.

Что же известно о результатах химических изысканий Ньютона? Сохранилось, как увидим, большое количество черновых химических записей Ньютона; в письмах, в «вопросах» «Оптики» имеются обширные экскурсы химического характера, опубликован один небольшой химический мемуар под заглавием «De natura acidorum» («О природе кислот»), написанный после создания «Начал»; наконец, имеется ряд писем к Локку алхимического содержания. Несмотря на этот обширный рукописный и печатный материал, до сих пор не удалось проследить основную линию химической работы Ньютона. В результате первого просмотра записей создается впечатление о сугубо эмпирической работе, имеющей традиционную цель — превращение металлов, в частности, конечно, получение золота. Если бы опубликовать архивы многих химиков и алхимиков XVII в., мы, вероятно, получили бы схожую картину.

Хорошо известно, что Ньютон применял свои основные физические мысли и выводы к объяснению химических явлений. Сначала, в 70-х годах, для этой цели послужило представление об эфире, позднее, после «Начал» — идея притяжения. Теория химических превращений па основе мысли о центральных притягательных силах между частицами вещества имела огромное значение в развитии теоретической химии до самого последнего времени. Вместе с тем, бесспорно, не только для подтверждения этих общих физических выводов служили напряженные, неустанные химические опыты Ньютона.

К сожалению, химический архив Ньютона до наших дней никем серьезно пе изучался. Биографы Ньютона за последнее время спорят о том, был ли Ньютон алхимиком или нет? Спор этот — результат недоговоренности о том, что понимать под алхимией. Если иметь в виду алхимика как бытовую фигуру прежних времен, т. е. обманывающего или обманутого человека, применяющего магические заклинания к химическим операциям, опирающегося только на традицию старых книг, рукописей и легенд и лишенного критической мысли и чутья естествоиспытателя, то, конечно, не может быть и мысли о Ньютоне-алхимике. С другой стороны, основная идея алхимии — мысль о многообразии превращений вещества, о возможности трансмутаций металлов и элементов вообще.

С этой идеей у Ньютона мы встречаемся всюду, в частности и трансмутация металлов не казалась для него принципиально исключенной. Если иметь в виду эту черту алхимии, то можно сказать, что Ньютон занимался алхимией.

В XVII в., как, впрочем, и в предыдущую и последующую эпохи, для широких кругов алхимия в любом смысле относилась к разряду колдовства и магии и, во всяком случае, становилась рядом с астрологией. Неудивительно поэтому, что Ньютон скрывал свои алхимические работы от окружающих. Автор предисловия к упоминавшемуся ранее каталогу распродажи архива Ньютона прав, когда пишет следующее: «После получения места на Монетном дворе всякая ассоциация имени Ньютона с алхимией показалась бы чрезвычайно неудобной. Слух о том, что директор Монетного двора может превращать медные фартинги в блестящие золотые гинеи, посеял бы панику во всей стране». Химическое наследство Ньютона осталось главным образом в виде черновых рукописей.

В каталоге так называемой «портсмутской коллекции», где хранится большое количество рукописей Ньютона и других документов, многие из которых до сих пор не изданы, имеется описание рукописей химического содержания.

Большая записная тетрадь, объемом около 300 страниц, начатая Ньютоном в студенческие годы, почти целиком заполнена химическими записями. Часть этих записей состоит из выписок прочитанного в сочинениях Бойля и других авторов, но наряду с этим находятся записи о собственных опытах. Отмечены опыты извлечения металлической ртути из различных соединений, рецепты сурьмяных сплавов, сведения о низкотемпературных сплавах. Записаны опыты с действием сулемы на сурьму и серебро, отмечается тепло, получающееся при смешении купоросного масла с водой или спиртом, рецепт легкоплавкого металла, который «должен плавиться на солнце». На стр. 121 тетради, по описи каталога, имеется запись, что 10, 14, 15 мая 1681 г. он понял некоторые алхимические символы. Эта заметка, однако, выскоблена. В следующей записи от 18 мая читаем, что он понял алхимический символ кадуцея (жезла Меркурия). Вслед за этим следует описание опытов с возгонкой зеленого и синего купороса с нашатырем. В мае, июне и июле 1682 г. записаны опыты с получением королька из смеси свинцовой обманки, сурьмы и висмута и т. д. За 1683 г. записаны различные опыты с возгонкой. (…Читать продолжение…)