Роль жертвы и ее привлекательность

Как избавиться от роли жертвы и ,вместе с тем, от страдания?

Почему человек снова и снова возвращается к своей ущербной, казалось бы, позиции жертвы, в ключевых ситуациях своей жизни?

Давайте попробуем разобраться, чем может быть привлекательна роль жертвы, что она дает человеку и почему вынуждает возвращаться к ней снова и снова.

Привычка

Мозг, стараясь быть энергоэффективным органом, очень не любит что-то новое, так как это требует активации дополнительных ресурсов. Сила привычки настолько велика, что со временем человек может адаптироваться даже к самым невыносимым условиям жизни.

Роль жертвы — это своего рода жизненная стратегия, которая худо-бедно расставляет все на свои места. И хотя сам человек в глубине души может страдать от такого расклада, в силу сложившейся привычки и обстоятельств, может казаться, что изменить ничего нельзя.

Я страдаю, значит я живу

Страдание дает сильное ощущение собственной живости. Именно поэтому, при отсутствии других стимуляторов этого ощущения, страдание становится безальтернативным катализатором ощущения «Я живой».

В практике психотерапевтов нередки случаи, когда человек, избавившись от страданий, сталкивался с почти невыносимым ощущением пустоты. Раньше эту пустоту заполняло страдание, но после «излечения», потребность чувствовать себя живым никуда не девается, а вот новых методов еще не сформировалось.

Страдать выгодно

Пока человек страдает, он получает больше любви и внимания. Благодаря болезни, например, инфаркту, человек становится как бы более значительным. Все вертится только вокруг него и его болезни.

Крайне эгоцентричные личности, заигравшись в такую игру, обнаруживают у себя целый букет «неизлечимых» болезней и бесконечно ходят по врачам и жалуются окружающим, лишь бы получить побольше внимания.

Страдание очищает душу

Страдание «возносит» человека на другую позицию. Раз он страдает, он кажется себе лучше окружающих, что приводит к появлению некой (в большинстве случаев неосознанной) претензии.

Поскольку эта претензия не имеет под собой никаких оснований, она не может быть удовлетворена, что, в свою очередь, снова укрепляет человека в роли страдающей жертвы.

«Никто меня не понимает» или «все против меня» — таковы основные убеждения «хронических» жертв, остающихся в плену порочного круга страданий.

Так, в христианстве страдание за других имеет высокий ранг. Мученичество, в известной степени, хорошая предпосылка для причисления к лику святых.

Христос терпел и нам велел

Страдание может получать общественное признание и давать ощущение принадлежности к некой группе. «Бедные брошенные женщины» пользуются поверхностным сочувствием общества, а вот «брошенные мужчины» пока не имеют общественно признанного права на страдание.

«Брошенные женщины» образуют группу, которая дает им сострадание, подтверждение и мотивацию. Отказавшись от роли жертвы, женщина перестает принадлежать к этой группе. При всех своих положительных аспектах, тому же риску подвержены и группы самопомощи. Зачастую, если хочешь быть членом группы, групповая идентичность велит страдать.

Страдать, а не делать

В большинстве случаев страдание характеризуется пассивностью. Выйти из пассивного состояния — значит стать активным и отказаться от роли жертвы. Занять активную позицию в данном контексте означает взять на себя ответственность за свою жизнь. Роль жертвы в этом контексте — это отказ от ответственности
за то, что происходит в твоей жизни и перенос ее на обстоятельства и других людей.

Я уже плачу. Не наказывайте меня больше

Те у кого есть дети, часто сталкивались с ситуацией, когда ребенок, совершив что-то, что по его мнению повлечет за собой наказание, старается как можно выразительнее показать, как он страдает, тем самым как бы наказывая себя самостоятельно, чтобы избежать гнева родителей. Точно так же поступают и взрослые люди, избирая роль жертвы и сопутствующие страдания, чтобы уйти от ответственности за свои действия.

В качестве примера можно указать на роль многих людей в Третьем рейхе, которые после войны объявили себя жертвами, которые «были тут ни при чем». Эта позиция стала почти массовым феноменом и долгое время признавалась обществом. Часто случается так, что, компенсируя непризнанную вину преступников-предков, представители уже следующих поколений испытывают беспочвенное чувство вины.

Такие переплетения приводят к тому, что эти люди упорно остаются в роли жертвы. Отказавшись от этой роли, из лояльности к жертвам предков человек чувствует себя предателем. Только когда он допустит в своей душе любовь к преступнику, он сможет оставить его поступки на его совести. Тогда исчезнет и необходимость жертвовать собой.

Что касается потомков жертв, то из лояльности к предкам они тоже остаются в роли жертв.

Итог

Роль жертвы — это ловушка ума. Это «решение» проблемы самым простым способом. Вместо того, чтобы активизироваться и сделать что-то — винить других, себя и страдать. Чтобы страдание не было слишком уж изнурительным, найти себе круг таких же страдальцев и плакаться друг другу, чтобы от ощущения себя жертвой не страдала самооценка, можно при этом отождествлять себя с христианскими святыми и при этом можно извлекать выгоду от повышенного внимания сочувствующих. Как видим здесь вырисовывается целый типаж, который во всей этой возне вполне ощущает себя живым и деятельным. Вот только на самом деле в его жизни ничего не меняется.

Для того, чтобы что-то действительно изменить нужно огненными буквами пропечатать у себя в голове.

  1. Я принимаю ответственность на себя за все, что со мной происходит.
  2. Мое счастье зависит от меня.
  3. Я могу решить любую свою проблему.

Важно, чтобы в голове щелкнул ключевой «щелчок» и тогда станет ясно, что все болезненная конструкция роли жертвы, которая выстроилась вокруг определенных обстоятельств тут же начнет рассыпаться, когда ты начнешь принимать ответственность за свою жизнь на себя.

Метки:

Поделись статьей с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.