Символизм цветов. Серый и коричневый

Серый — цвет бедности, скуки и тоски, городской тесноты, гнилого тумана. В древности и средневековье он совершенно не ценился. Его считали цветом рубища бедняков, цветом несчастья и посредственности. Серо-голубой цвет у древних римлян символизировал зависть. На древнем Востоке посыпали голову пеплом в знак скорби.

В древней русской литературе и фольклоре серый и сизый — эпитеты хищных животных или птиц («серый волк», «сизый орел»); на эти цвета как бы переходит антипатия, питаемая людьми к этим животным. Серый цвет был отличительным признаком одежды бедного крестьянина (сермяга).

В произведениях Н. В. Гоголя серый цвет сопровождает всё посредственное, неопределенное, опустившееся. Серого много вокруг Манилова и в жилище Плюшкина (толстый слой пыли и старый хлам). Серый цвет приобрела ряса дьяка Фомы Григорьевича, некогда черная (Ряса у дьяка Фомы Григорьевича была цвету застуженного картофельного киселя).

В поэзии С. Есенина серым окрашены мотивы тоски, увядания, усталости.
«Не больна мне ничья измена,
И не радует легкость побед —
Тех волос золотое сено
Превращается в серый цвет».
Городской пейзаж в поэзии А. Блока изобилует серыми пятнами: оловянные кровли, серо-каменное тело, дымно-сизый туман, пыльно-серая мгла…этот безнадежно-трагический колорит душит и угнетает человека.
«Встала улица, серым полна,
Заткалась паутинною пряжей…»

В. Кандинский также оценивает серое скорее негативно: «Серое…состоит из бездвижного сопротивления с одной стороны и из бессопротивленной неподвижности (подобно в бесконечность уходящей стене бесконечной толщины и бездонной, беспредельной пропасти». «Серое есть безутешная неподвижность. И чем оно становится темнее, тем больше вырастает перевес безутешного и выступает удушающее». («О духовном в искусстве»)

Позитивные значения серого

В эпоху позднего Возрождения серый приобретает ценность. Он становится цветом изящества, элегантности, благородства. Флорентийские дворяне носят серый бархат и парчу, испанские принцессы и голландские знатные дамы щеголяют в сером атласе, на полотнах Сальвиати все краски как бы выцвели и стали более или менее серыми, у Эль Греко оттенки серого заняли почти всё поле картины, создавая оправу для «драгоценных камней» — хроматических цветов. В ХVIII веке серый становится элегантнейшим цветом. Пудреные парики, мужское и женское платье, гобелены, обивка мебели, стенные обои и шпалеры — везде можно видеть множество оттенков серого — перламутровые, жемчужные, «цвет голубиной шейки» и т.д.

В ХIХ и ХХ веках серый был принят как самый «практичный» в одежде, самый спокойный в интерьере. Была оценена красота серой шерсти, мехов, древесины. Серый стал цветом элегантности, знаком хорошего тона, высокого вкуса. Появилось выражение «благородный мышиный цвет».

Коричневый

СКоричневыйудьба коричневого цвета и его роль в культуре сходна с судьбой серого. В природе этот цвет весьма распространен, и во всех природных объектах ценится людьми. Однако, в древности и в Средние века этому цвету придавали негативный смысл. В древнем Риме коричневые туники носили рабы или люмпен-пролетарии; для высших классов общества этот цвет был запретным. В культуре Ислама коричневый воспринимается как цвет распада и разложения. В суре 87 Корана говорится:
«1. Хвали же имя Господа твоего высочайшего,
2.который сотворил и соразмерил,
3. который распределил и направил,
4. который вывел пастбище,
5. и сделал его коричневым сором!»
В средневековой Европе коричневый и серый в одежде означают страдание и безнадежность. «Серый с коричневым ношу, надеяться и ждать измучась» (Йохан Хейзинга, «Осень средневековья»).

В ХХ веке мастера стиля модерн выражают в коричневом настроения грусти, увядания, предчувствия смерти, усталости и тоски. Андрей Белый, описывая быт Д. Мережковского и З. Гиппиус, замечает, что даже сама атмосфера в их доме была коричневой, и все вещи — такими же, поскольку хозяева — «хмурые люди». В квартире Вячеслава Иванова — «каре-бурявые» ковры, а цвета домов на улице — «буренький» и «шоколадный».

Видимо, есть в этом цвете нечто, привлекающее усталую и болезненную душу, утратившую непосредственную радость жизни. Очень характерно в этом смысле эссе Иосифа Бродского «Трофейная», где перечислено множество коричневых вещей, весьма приятных для поэта: радиоприёмник, патефон, ботинки, фотографии Венеции.

Метки:

Поделись статьей с друзьями!