Картина мира, его описание и патогенные системы верований

Картина мираПрежде чем перейти к сути статьи, обрисуем себе два тезиса, от которых мы будем отталкиваться в дальнейшем.

Первое — в каждом человеке есть вся информация обо всей Вселенной.

Второе — для любой задачи, которую мы можем сформулировать, может быть построено сенсорное пространство, в котором мы можем получить решение этой задачи непосредственно на каналах ощущений.

Таким образом, проблема получения какой-либо информации сводится к проблеме вывода информации на каналы ощущений. Здесь, в этом месте как раз и существует огромное количество самых разных психотехник, сенсорных пространств, «костылей», «потоков» и т.п. при помощи которых люди получают ту или иную информацию.

Начнем с традиционных каналов. Посмотрим, чем вообще пользуются? Какие у нас есть каналы для вывода информации?

Во-первых — визуальный канал — он наиболее информативный. Во-вторых, это канал аудиальный, аудиальная модальность, которая тоже весьма информативна, в которой можно получать много различной информации. Далее — тактильный канал, обоняние, осязание и, конечно, двигательный центр, который тоже является каналом для получения информации.

Существует очень много различных способов вывода информации на каналы ощущений. В принципе, для этого может быть использовано любое неосознаваемое действие.

Рассмотрим для начала двигательный центр. Какие там есть способы? Есть, например, так называемый «магический маятник». Вы привязываете на нитку или на специальную цепочку какой-то камушек или гайку, или еще что-нибудь, разные есть варианты, и начинаете задавать этому маятнику вопросы. Разные вопросы. Он вам на эти вопросы отвечает: да или нет. Один вариант вывода информации — простой да-нетный канал, однако, и он при хорошей организации может оказаться достаточно информативным.

Другой вариант — известное многим пандермоторное письмо. Вы задаете вопрос, отпускаете руку и рука ваша, в зависимости от вопроса либо пишет текст, либо рисует какие-то картинки, которые потом, в последствии, вы могли бы интерпретировать. Очень распространенным способом вывода информации на двигательный центр являются всякого рода мантики или гадания. Так, например, гадание на кофейной гуще, на бобах, на внутренностях животных и костях, библиомантика — гадание на книгах, и, наконец, столь распространенное во всем мире гадание на картах. Еще один вариант использования двигательного канала — это работа с одной или с двумя рамками или с лозой. Подобная техника весьма распространена в настоящее время. Кроме этого имеется множество вариантов вывода информации на двигательный центр через организацию того или другого да-нетного канала.

Более богатый вариант получения информации — это работа с аурой, т.е. работа со зрительным центром. Когда человек видит какую-то картинку, видит ауру вокруг предмета или вокруг человека и в соответствии со структурой этой картинки и цветовой гаммой или динамикой этой картинки специалист может многое рассказать: о том, чем человек болен, о его личной истории, о его проблемах и так далее. Разное люди в ауре видят. Чего там только ни бывает.

Многим из вас известен и подробно описан в литературе феномен бабушки Ванги. Бабушка Ванга была слепой. Она, к сожалению, умерла уже. Она могла, взяв кусочек сахара, который предварительно полежал у человека под подушкой, очень подробно ему рассказывать о его прошлом, о его настоящем, а часто и о будущем. Причем, рассказывала такие подробности, которые никоим образом не могли быть известны никому, кроме самого этого человека и ближайших родных или близких людей. Т.е. у нее был вот такой канал получения информации.

Есть совершенно уникальная школа в Китае, где вывод информации осуществляется через одоральный канал, то есть канал запахов. Когда врач, обнюхивая больного, очень много может рассказать. Там диагностируется порядка трехсот различных болезней путем обнюхивания. Одоральный канал очень тонко действует.

Вообще, в настоящее время существует и очень распространен, если можно так выразиться, биоэнергетический миф. В этой системе представлений получение информации происходит в терминах потоков энергии. При работе с этим каналом вы можете увидеть структуру энергетического потока, как он там закручивается, раскручивается, входит, выходит, какого он цвета, куда он направлен, какого он качества. Его можно пощупать, он может быть мягкий или жесткий, колючий, вязкий, или холодный. А также у этого потока могут быть еще какие-то другие качества. Таким образом, здесь имеет место комбинированный вариант — задействовано сразу несколько модальностей: и двигательный центр, и тактильный канал, и зрительный и, в меньшей, правда, степени, аудиальный. Однако, некоторые специалисты слышат даже звучание и запах энергетических потоков.

Помимо этих существует множество других более сложных вариантов получения информации. Широко известен такой канал как медиумический. В этом варианте участники сеанса получают информацию через медиума. Все, наверное, слышали про Дельфийского Оракула. В Древней Греции был организован вариант такого канала для всех желающих. В данном какую-то диагностику, то есть, получать какую-то информацию, находясь в своем обычном состоянии сознания.
Рассмотрим теперь алгоритм формирования сенсорных пространств.

Первый пункт этого алгоритма — создание языка. Языка, на котором наше сознание будет разговаривать с реальностью. Для построения такого языка, мы можем использовать очень большую палитру — палитру наших ощущений. Есть, однако, при этом некоторая рекомендация общего характера: желательно при создании сенсорного пространства использовать только те ощущения, которые вы сами можете воспроизвести. Допустим, это тактильные ощущения, и, если я у себя могу их воспроизвести: ощущение холодного, горячего, колючего и прочее, я их могу использовать для обозначения тех или иных необходимых мне данных. Если я могу визуализировать какие-то цвета на внутреннем экране, их тоже можно использовать. Цвета, звуки, вес, движение — все это можно использовать для создания какого-то сенсорного пространства.

Итак, первый шаг — выработка языка. Поскольку мы это делаем осознанно, а не пользуемся какой-то стандартной, например, биоэнергетической системой, мы можем создать сенсорное пространство непосредственно под нашу задачу. Допустим ставится задача определения какого-то одного параметра. Этот параметр или группу параметров можно обозначить какими-нибудь ощущениями. Это самое творческое место, здесь создается сенсорная карта задачи. В зависимости от того, какие каналы ощущении у вас лучше работают, вы можете вывести информацию на зрительный, тактильный, двигательный, или еще на какие-то другие каналы.
Вернемся снова к алгоритму. Итак, создано сенсорное пространство, далее, второй шаг — оно тестируется, т.е. проверяется максимальным количеством вариантов, какие нам доступны, насколько оно работает, так, чтобы можно было по каким-то независимым источникам получить ту же самую информацию. Обычно этот этап мы называем калибровкой.

А дальше уже — третий шаг — этому пространству можно задавать вопросы и, соответственно, получать какие-то ответы.
Весьма интересным, в свете темы нашей статьи, является такой вопрос: когда, в какой момент времени сенсорное пространство превращается в патогенную систему верований? В какой момент канал получения информации становится пространством для жизни, как бы переворачивается, переставая быть инструментом? Есть много каналов, которые являются вполне безопасными. Существуют, однако, и такие, которые весьма опасны для сознания и требуют тщательной психологической подготовки.

Теперь мне хотелось бы немного вернуться и рассмотреть, как же происходит процесс восприятия вообще? Как мы получаем информацию?
Здесь я нарисую равносторонний треугольник и около трех его вершин я напишу три слова: слово вижу, слово верю, слово знаю. Эти три аспекта и задают плоскость нашего восприятия. Что такое я вижу?

Вижу, в данном случае в широком смысле этого слова. Воспринимаю. Любое восприятие есть узнавание. Я не могу увидеть что-то такое, чего не было бы в моем описании мира. Я не могу в своей картине мира обнаружить что-либо такое, чего бы не было в моем описании. Под картиной мира я понимаю реальную картинку, которую я воспринимаю всеми каналами ощущений, многомерно. Т.о., вот здесь, где слово вижу — картина мира, реальность, данная мне в ощущениях. Вот здесь, под словом знаю — описание мира — весь комплекс известных мне законов, объектов, воззрений, оценок, установок, представлений и психологических комплексов. Наши знания на чем-то основаны, на чем-то базируются. Они основаны на вере во что-то. Чему-то в нашей жизни мы приписываем статус существования. А верим мы в то, что видим, т.е. вера опирается на данные ощущений.

Итак, круг замкнулся: мы видим то, что знаем, знаем то, во что верим, и верим в то, что видим.
Возьмем слово «доказать», «казать», «показывать». Доказывая, мы сводим к «очевидному», к тому, что мы видим, воспринимаем. Это является достаточным, чтобы быть принятым в качестве доказательства. Если чего-то нет в нашем описании, мы не сможем при всем желании это увидеть. Если я иду по улице и встречаю своего приятеля, с которым мы хорошо знакомы, я его узнаю, говорю: «Здравствуй, Вася». Если я этого человека не знаю, я пройду мимо. В моем описании мира его имени нет. И вот здесь хочется вспомнить Карлоса Кастанеду, которого все, наверное, читали. Там есть такой момент, когда Карлос спрашивает у дона Хуана: «Объясни, пожалуйста, что такое искусство воина? Ты все время говоришь, искусство воина, искусство воина»? Дон Хуан отвечает: «Очень просто. Искусство воина — это управляемая вера». Я, когда много лет назад читал эту книгу, это место как-то пропустил, а вот потом, постепенно смысл этого определения начал доходить. Что имел в виду дон Хуан, когда он так обозначил искусство воина. Там есть две вещи по поводу искусства воина — это управляемая вера, а другой момент — когда на вопрос: «что такое неуязвимый воин» Дон Хуан ответил «неуязвимый воин — это воин, которому нечего защищать, который ничего не защищает». И к этому второму моменту мы вернемся, когда будем говорить о патогенных системах.

Как же происходит процесс восприятия?
Если мы внимательно присмотримся, то с удивлением обнаружим, что в каждый момент происходит Разрушение и Сотворение Мира. И в каждом объекте можно выделить аспект координации, точку координатора. Можно говорить о точке координатора объекта с точки зрения метода качественных структур.
Где эта точка находится?
Кому принадлежит точка координатора объекта?
Координатору.
Кто координатор, того и точка.
А координатор — я сам — человек, который смотрит на этот объект, тот, кто об этом объекте думает. Т.е. точка координатора принадлежит пространству сознания координатора, который выделяет этот объект из окружающего мира, как-то его называет. Именно поэтому можно сказать: «без субъекта нет объекта». Нет, и не может быть. Если нет координатора, который набрасывает на мир некоторую координационную сетку, что, собственно говоря, и является его описанием мира, то нет, соответственно, и никаких точек координатора и нет никаких объектов.
Что отражается в зеркале, когда никого нет в комнате? Некому посмотреть в это зеркало. Хотя мы заходим в комнату и видим тот же шкаф, тот же стол, того же парня, который смотрится в зеркало. Все так. Но когда никого нет — нет координатора. Мир не нуждается в описаниях. Он и так гармоничен. В описаниях нуждаются люди, чтобы общаться. И, чтобы как-то адекватно общаться, они нуждаются в одинаковых описаниях. Если описания мира у нас разные, то мы никогда не сможем ни о чем договориться.

Я часто рассказываю об одном эксперименте, который был проведен приблизительно семнадцать лет назад. Эксперимент, после которого мое отношение к реальности сильно пошатнулось. Я был о ней лучшего мнения. Двух людей научили видеть ауру. Одному при этом объяснили, что синий цвет — это цвет защиты, а красный цвет — это цвет агрессии, а другому объяснили наоборот, что красный — цвет защиты, а синий — цвет агрессии. Остальные цвета имели одинаковые значения, а вот синий и красный — нет. Экспериментатор сел на стул и представил перед собой защиту, экран. Мы с этим на занятиях работали. Можно поставить перед собой экран, а иногда его можно даже увидеть. Многие из вас это видели или чувствовали. Люди, которые хорошо видят ауру, эти экраны видят. Спрашивают у одного:
— Что видишь?
Синий цвет.
Спрашивают другого:
— Что видишь?
Красный цвет.
— А он что делает?
— Защищается.
У них была разная реальность. Они видели по-разному . Восприятие мира, картины мира у них были разные, а информацию они получили ту же. Если мы вдумаемся в сам смысл слова информация: «информ» — то, что в форме, внутри формы, но формой не является. В данном случае не является цветом. Мы могли обозначить ее как-то по-другому — холодное, горячее, например. Допустим — холодное будет защита, а горячее будет агрессия, или еще как-нибудь. Или каким-то звучанием, знаком, или любым другим ощущением из колоссальной палитры имеющихся у нас ощущений. Описание мира и, соответственно, картина мира были бы разными, но информацию мы получили бы одну и ту же.
Сейчас существует то, что можно было бы условно назвать рынком духовности. На этом рынке можно найти самые разные описания мира, чего только нет. Берите почти любую книгу, и вы можете прочитать, как мир устроен «на самом деле». И очень мало на этом рынке инструментов. Под инструментом — я здесь хочу это понятие как-то отделить — я понимаю описание мира, т.е. сенсорное пространство в сочетании с полной осознанностью того, как и для чего оно создано и как работает этот механизм восприятия. Здесь можно было бы предложить такую формулу.

Пространство + осознанность = инструмент.
Инструмент — осознанность = патогенная система верований.
Сенсорное пространство становится патогенной системой с того момента, когда человек начинает в нем жить. Когда он абсолютизирует, жестко закрепляет плоскость своего восприятия, приписывая всем формам определенные значения. В патогенной системе каждая форма соответствует определенному смыслу. Сенсорное пространство становится жесткой системой верований, незыблемой и соответственно неуправляемой. В этой ситуации действует закон: «Практика — критерий истины». Потому, что нет никакой другой истины, кроме той, которая существует в данной плоскости. Просто ничего другого нет. Тогда человек, попадая в определенную систему, в этой системе начинает лечиться, получать информацию, обучаться, болеть, воевать, умирать, защищаться. Он начинает в ней жить.
Почему это случается? И в чем опасность? Эти системы могут оказаться весьма мощными, эффективными. Кто-то что-то придумал, человек в это поверил, и это все начинает работать. Он начинает получать информацию извне, настраиваться на каких-то учителей с Сириуса или контачить с инопланетянами. Очень много есть контактов с летающими тарелками или еще с чем-то. Он реально слышит голоса. Я не отрицаю существования летающих тарелок, поймите меня правильно, но 99% этих контактов — это патогенные системы.

Например, есть такое пространство «мир говорящий». Здесь в качестве информационного канала используется то, что иногда называется вторым вниманием, то есть структура, управляющая вниманием. При этом сознание начинает выделять из окружающего пространства, из фона, какие-то объекты, или действия, или события, или тексты, которые соответствуют ответу на ваш вопрос, являются решением вашей проблемы.

Что такое «мир говорящий»? Человек задает вопрос, заходит в троллейбус, и вдруг ему отвечают. Посторонняя тетенька говорит что-то такое, и вдруг он слышит ответ на свой вопрос. Или я подхожу к телевизору, включаю, и вдруг — вот именно та информация, которая мне нужна. Попасться здесь очень легко. Если не помнить и не осознавать в каждый момент времени, что это всего лишь сенсорное пространство, и я всего лишь вывожу информацию на свои каналы ощущений. В данном случае это второе внимание. Я его отпустил. Меня что-то подвело к тому, чтобы включить этот телевизор. Мое собственное, что-то изнутри обусловленное, а не извне. Ни одна травинка, ни один камушек, ни одна тетенька в троллейбусе не сдвинутся с места, чтобы подать вам знак или ответить на ваш вопрос. Они понятия не имеют о вашем существовании, но ваше внимание из окружающего пространства выделяет все, что вам нужно. Ворона каркнет три раза и, если у вас в системе обозначений это что-то значит, вы услышите эту ворону, увидите какой-то номер. Если нет — ваше сознание просто не выделит эти явления из пространства, Вы не обратите на них никакого внимания. Вот проезжает машина, какой-то номер. Для вас, в вашем описании мира это может что-то обозначать.

Это великолепный канал для получения самой разнообразной информации. Но, если начать в этом пространстве жить, то у человека возникает ощущение, что мир за ним смотрит, и посылает ему информацию. Далее паранойяльных вариантов очень много. Канал «мир говорящий» в этом смысле весьма опасен, он легче других мистифицируется, превращается в патогенную систему верований. Здесь очень просто попасть в плен к своим собственным ощущениям. Первые симптомы: потеря критичности и чувства юмора, ощущение необыкновенной серьезности, уникальности и значимости происходящего. Вот такая вот проза жизни.

Если человек помнит и осознает, что его восприятие иллюзорно, не забывает, что это описание мира — лишь один из вариантов, который он выбрал для какой-то конкретной работы, только тогда он работает с инструментом. В разных традициях — разные названия. Где-то это называется «контролируемая глупость», в суфийских традициях — заполнение любой формы своим содержанием, в христианских — практика послушания. Однако, чтобы это стало возможно, форма должна быть изначально пустой. И с этим связано множество практик в самых разных духовных традициях.

Сейчас существует серьезная, уже массовая проблема реабилитации жертв патогенных систем веровании. У большинства людей нет сенсорного иммунитета, они легко заражаются различными системами представлений, связанными с восприятием. Больницы полны экстрасенсами. Зря вы смеетесь — теми, кто не смог справиться с нахлынувшим потоком информации или с голосами, или с какими-то снами, или с какими-то гуру, которые приходят по ночам и рассказывают, что и как делать. Есть люди, которые уже давно потеряли чувство юмора на эту тему и серьезно в этом живут, потому такие системы и называют патогенными. Человек, живущий в какой-то системе, полностью внешне обусловлен.

Многие из вас сталкивались, наверное, с теми или иными системами, где достаточно жестко объясняется, как устроен мир. В какой-то момент люди начинают в этой системе жить, общаться. Возникает определенное Мы. И, что самое неприятное, с моей точки зрения, это Мы начинает воевать с другими, иными, «неправильными» Мы. Потому, что, если ты живешь в одной истине, другой истины быть не может. И вот тогда начинаются войны за веру. Человечеству хорошо известны последствия таких войн. Сейчас это же происходит и на уровне традиционных ортодоксальных систем верований, и на уровне различных сект, школ биоэнергетики, психоэнергетики и так далее.

Здесь есть один очень тонкий момент, в смысле логически тонкий. Пусть у нас есть два взаимоисключающих суждения, все прекрасно понимают, что они не могут быть одновременно справедливы. Если мы имеем две взаимоисключающих системы верований, то, по законам логики, они не могут быть одновременно истинными, но они обе совершенно свободно могут быть одновременно ложными, не нарушая при этом никаких законов. Поэтому, если описание мира не претендует на истинность, оно не конфликтует с другими описаниями. Ему нет необходимости доказывать, что именно оно правильное, истинное, а все остальные неправильные.
Любое восприятие, организовано при помощи какого-либо описания мира, а посему оно принципиально иллюзорно. Нет никакого иного варианта организовать человеческое восприятие. И, пока человек этого не понимает, он будет постоянно сталкиваться вот с такими проблемами: «Ну, я же это видел своими глазами, или слышал своими ушами». Человек склонен абсолютизировать данные своих ощущений. Именно в этом месте самый сложный момент управления восприятием. Именно здесь нет иммунитета.
Сознание должно на что-то опираться. А индивидуальное сознание, отделенное от целого, традиционно опирается на ощущения, которые как раз в точности и являются нашей иллюзией по той простой причине, что наше восприятие всегда опосредовано нашим же описанием мира. Картина мира всегда опосредована описанием. Между миром и картиной мира всегда находится описание. Это медицинский факт. Ничего с этим сделать нельзя. Иллюзорность присуща или, как говорят философы, имманентна восприятию. Мне хотелось бы особо выделить этот момент.

Форма пуста. Но человеческое сознание не терпит пустоты. Оно обязательно форму заполняет. Оно все время приписывает формам какое-то свое содержание. В этом смысле очень интересна замечательная практика Лабиринта. Это абсолютно пустая форма. И, посмотрите, каким богатым содержанием мы ее заполняем. Тем она и хороша, тем и интересна, что мы можем это сделать. Она пуста. Она изначально ни чем не заполнена, не загружена смыслом. Нет необходимости эту форму разгружать. Происходит очень чистый процесс, своеобразный процесс психоанализа. Человек может вытащить какие-то свои проблемы и даже может найти их решения в этом Лабиринте. Пустая форма становится зеркалом нашего подсознания.

Владимир Данченко

Поделись статьей с друзьями!