Измененные состояния сознания

Измененные состояния сознанияИстория измененных состояний сознания и психоделических веществ

Измененные состояния сознания (ИСС) — термин современной психологии, означающий неординарные состояния сознания, которые могут быть достигнуты с помощью специальных тренингов или применением ряда фармакологических препаратов и психоделических веществ (ЛСД-25, псилоцибин и др.).

ИСС, психоделическая практика их достижения, является исторически заданной и известна людям со времен родоплеменной самоорганизации. Особое значение психоделиков заключается в их способности раскрывать психику, делать ее необычайно чувствительной к запечатлению священнодейства, а, по сути, приобщать индивида к новым ситуациям и ролям. Изначально ИСС служили средствами отбора и закрепления этапов и эталонов жизненных циклов и специализации членов сообществ, например: в ритуалах инициации воинов, духовных вождей, в обрядах семьи, рождения и смерти. Жесткие критерии прохождения позволяли каждый раз воспроизводить и укреплять сообщество в обычаях конкретного этноса. Критерии успеха инициации для личности складывались не только из результата изменения, но, в значительной степени, определялись качеством этапов прохождения. Они предусматривали проявление сильных и слабых сторон физиологии, психики человека и его способности подтверждать свою социальность. Суть данных этнопсихологических саморегуляций известна в современной истории ряда малых народов Америки, Юго-Восточной Азии, Сибири и Африки. По этнографическим исследованиям такие практики в форме мистерий были частью жизни народов Европы вплоть до 6 — 9 веков и как инициатические ритуалы до 12 — 14 веков.

Позиция Церкви в абсолютном праве на священное и мистическое, окончательное объявление Природы низменной формой бытия обусловили полный запрет психоделиков и инициатических практик ИСС.

Возрождение психоделиков в их специфических качествах начинается в Европе употреблением производных конопли — гашиша и абсента — полыни. Медицинское использование производных конопли просуществовало до 30-х годов 20 века. Эра синтетических психоделиков начинается с конца 40-х годов после открытия свойств ЛСД индуцировать ИСС, а также широкого и успешного применения препарата в дифференциальной диагностике и в лечении психических кризисов, неврозов, наркоманий и алкоголизма. С конца 50-х ЛСД проникает в молодежную среду и пользуется особой популярностью в США, а к середине 60-х годов складывается ситуация массового «кислотного» потребления. После запрета ЛСД в 1966 году и последовательных запретов других новых синтетических препаратов этого ряда складывается устойчивый криминальный мировой наркорынок, в котором «на хвосте» психоделиков протаскиваются «тяжелые», истинные наркотики. В России в 2001 году принят закон, запрещающий препараты ЛСД — ряда.

Конечно, квалифицированный психотерапевт способен оказывать психологическую помощь и без применения психоделических препаратов, тем более, что в нашей стране они юридически запрещены, однако юридический запрет психоделических препаратов не отменяет их ценных свойств и качеств, в большинстве стран продолжается, санкционированное госструктурами, их использование в исследовательских, психотерапевтических и медицинских целях.

Сознание и его измененные формы

В современных представлениях дискуссия о формах сознания начата в работе У.Джеймса «Многообразие религиозного опыта»: «Наше нормальное, или, как мы его называем, разумное сознание представляет лишь одну из форм сознания, причем другие, совершенно от него отличные, формы существуют рядом с ним, отделенные от него тонкой перегородкой… Наше представление о мире не может быть полным, если мы не примем во внимание и эти формы сознания». За прошедший век исследователями показано существование большого многообразия форм сознания. Наиболее яркими из них следует признать модификации, вызываемые психоактивными веществами, особенно психоделиками. В основе этих вызванных ИСС лежит процесс глубокого диссоциирования сознания, последующего объединения бессознательного и осознаваемого психического содержания. В динамике психических изменений достигается обновление их свойств, содержания и смысловой направленности, происходит углубление сознания.

В устоявшихся взглядах на ИСС лежат представления о сознании как об аспекте, стороне психической реальности. Принципиальным отличаем сознания от других сторон психики является его самообращенность, осведомленность о себе, что выделяется как рефлексивность сознания. В этой осведомленности мы думаем, желаем, определяем свои намерения и цели. В качестве центрального содержания рефлексии представлены значения и смыслы. В рефлексивном обращении к ним рождаются новые значения и смыслы, новые связи, происходят их взаимные логические и творческие трансформации, рефлексия влечет за собой сновидения, фантазию и ответственна за критичность и адекватность восприятия и осмыслений.

Значения и смыслы тесно связаны в символьных, знаковых, образных и речевых выражениях, функционально присутствуют в чувственной ткани психики и предметной ткани деятельности. Рефлексия постоянно поддерживает тематическую и жизненную активность, переводит потенциальное в психике в актуальное, а наши возможности в способности и новые представления.

В этом контексте, по мнению исследователей ИСС, сознание человека проявляется как освоенное психическое и как чисто человеческий «орган», не имеющий развитых природных аналогов. Бессознательное, с одной стороны, окружает сознание, с другой — глубинно подлежит ему, поэтому оно частично оформляется культурной тканью, представляет сферу вытесненных психических содержаний, долговременной памяти, инстинктов и потенциального психического. Такое высказывание подчеркивает семантические горизонты, а также генетическую сущность индивида. По сути, с дородового этапа он погружен во все аспекты человеческой реальности. Иными словами, человек изначально импритируется, запечатлевается в формах этой реальности. Затем, информационно-энергетическая сущность импритинга становится основанием для самых высоких дифференциаций и многообразия проявлений его существа. Вместе с тем из семантической и жизненной потенциальности культура и цивилизация воспроизводит нужного, удобного и конструктивного ей индивида — это наиболее общий механизм формирования современного, т.о. конкретного, человека, что обеспечивает устойчивость конструирования социальных коридоров реальности и самого индивида.

В человеческой реальности, как подчеркивают исследователи, всегда есть значительный потенциал для новых миров самореализации, творчества и самоопределения. В кризисах жизни и прогрессе люди использовали свой потенциал для реадаптации и экспансии. Решение задач такого уровня было возможно лишь в тематически заданных ИСС. Доступ в прилежащие («параллельные») и потенциальные реальности, видимо, сначала нащупывался интуитивно, а затем осознанно отбирались приемы и средства, ведущие к искомой цели. Вероятно так, с древних времен, управляемые ИСС стали важным инструментом психической культуры, в качестве «мистериальных ключей» ИСС применялись природные психоделики.

Опыт психоделии

В качестве средств инициации ИСС из всех природных и синтетических психоделиков исследователи выделили два основных вещества сходных по своему действию — это ЛСД-25 и псилоцибин. Их отличает практическое отсутствие токсичности, приемлемый период продолжительности действия (в среднем 6 — 12 часов), а также достижение ярких и глубоких переживаний в ИСС, при этом весь период действия психоделиков ИСС остается стабильным. Выход из данного состояния, как правило, вполне физиологичен и не обременен отдаленными последствиями. В психоделическом процессе создаются условия для глубокого трансформирующего переживания человеком своей персональной истории и, далее так называемой трансперсональной природы — того, что лежит за границами его индивидуальности. Здесь открывается феноменология персональных конфликтов, детства, младенчества, его периода рождения (т.н. перинатальный опыт), а также проявляются связи и формы, в которых человек присутствует за границами своей персоны и жизни в других людях, природе, космосе и в священно-мистическом бытии. В психоделических состояниях человек сталкивается с переживанием реальных сторон своей жизни и с неожиданной, не имеющей аналогов в обыденности, феноменологией. Все это представляется в действительных (узнаваемых), мифологических и фантасмагорических образах и переживаниях. Их осмысление происходит частично в самих ИСС, частично после пройденных сеансов. Суть трансформирующего влияния психоделиков заключается в переосмыслении жизненных содержаний, психотравм, собственной родовой (перинатальной) истории, границ своего «Я» и в обретении нового самопредставления, в опыте «встречи» с чрезвычайным масштабом собственной психики, также в опыте мистического единения с природой и вселенной. В индивидуальных самоотчетах большинство участников психоделических сеансов указывает на глубокое ревитализирующее переосмысление своих кризисов, болезней и самой жизни, участники уверены в обретении новых перспектив, целей и ценностей, а также в расширении своих возможностей, масштабов и глубины понимания себя и мира. Важнейшей особенностью психоделии является проявление условий для трансформации психических содержаний, вытесненной и забытой информации, обретение новых позитивных смыслов и оснований для конструктивных изменений собственного жизненного пути и самоопределения, которые ведут к личностному росту.

В отличие от психоделических психолитические препараты вызывают растворение, диссоциацию сознания, на уровне его барьеров самоконтроля и внутренней психической цензуры, они кратковременны по своему действию и позволяют проникать лишь на биографический уровень субъекта. Психолитический эффект позволяет, в лучшем случае, разрешить актуальные конфликты в психике, освободить ряд «зажимов», которые непосредственно актуальны в том или ином кризисе или психотравме, то есть лежат на поверхности. Растормаживающий эффект психолитиков (например, пентотал) заключается и в том, что ненаркотические дозировки препаратов этого ряда способны активировать двигательную и речевую активность человека. В частности, в речи индивид теряет критичность к своим высказываниям и у него реализуется говорливость вне речевой цензуры и организации речи, что частично снимает стрессовую напряженность. Аналогичными психолитическими свойствами обладает известный всем алкоголь. Таким образом, психолитики снимают накопленные напряжения, но не приводят к их осмыслению и, тем более, к освобождающей трансформации.

Анализ психоделически измененных состояний сознания

Обязательным содержанием всех тематически или психотерапевтически обусловленных ИСС являются следующие фазы:

  • первая фаза — погружение, — в ней индивид испытывает оглушенность, потерю контроля, четкости всех внешних и внутренних ориентиров. Он оказывается скованным в ощущении саморастворения, что воспринимается как неуправляемый процесс;
  • переход ко второй фазе состояния может быть постепенным или быстрым, человек, как бы выныривает, оказывается в новой, неожиданной для него ситуации и реальности. При этом восстанавливается его ориентация, однако основная часть внимания захватывается, соединяется с внутрипсихическими содержаниями. Индивид теряет четкость чувственных границ, а также определенность своего «Я» и становится частью динамического массива переживаний. Он вовлекается в поток образов, вытесненных и забытых событий, мифологических сцен и фантазий, по смыслу они, как правило, сопряжены друг с другом. В этом движении человек начинает выделять, обнаруживать себя, происходит его первичное самоопределение в условиях психоделии;
  • в третьей условной фазе процесса у индивида проявляется особая чуткость к смыслам и чувствительность к осмыслению происходящего. Он начинает связывать реалии своей жизни с открывшимися психическими содержаниями, что стимулирует процесс переосмысления собственного существования и границ личностного «Я», оно перестает выступать в форме личного местоимения. Самовосприятие становится максимально динамичным и человек начинает усматривать богатство смыслов, которые стоят за простой Эго-формой. В данной фазе психика подвергается той или иной реконструкции в согласии со смысловой динамикой;
  • в четвертой фазе человек сталкивается с феноменом психоделической ясности. Его «Я» обретает новое самоопределение и самопредставление, индивид по-новому оценивает свой опыт, состояние и перспективы, смысловая реконструкция психики обретает четкость. В этой фазе он уясняет содержание своих проблем, трудностей и успехов, здесь же возникают предпосылки самоизменений, обновления задач и ценностей.

Выход из ИСС осуществляется плавно, человек как бы всплывает в привычных ориентирах к своей обыденности. Большая часть пережитого остается позади, его актуальность гаснет и забывается в той или иной степени. Вместе с тем основные содержания пережитого, связанные с собственным переосмыслением, становятся содержаниями сознания. В дальнейшем человек выбирает, в какой мере следовать и воплощать это новое осмысление.

При вульгарном, неосмысленном приеме психоделиков в картине ИСС преобладает развертка первой и второй фаз, и обнаруживаются лишь слабые, случайные признаки третьей и четвертой фазы. Такая психоделия не может быть признанна полноценной из-за отсутствия конструктивного психосемантического синтеза. Эта профанация ставит психоделию вне человеческого самоопределения.

Психосемантическая динамика в ИСС

Динамика и реорганизация смысловых элементов в ИСС, несмотря на богатейшую психическую феноменологию, проявляется вполне закономерными процессами.

  • Специфическим качеством психоделиков следует признать способность вызывать глубокую диссолюцию (растворение) сознания с временной потерей механизмов психической цензуры, самоконтроля и его рефлексивной самообращенности. В результате создается уникальная ситуация: глубинные психические содержания и забытая информация становятся доступными восприятию. Одновременно наблюдается неспецифическая активация психоделиками всех психических процессов, что увеличивает глубину доступа к психическим содержаниям.
  • Смысловые образования: значения, образы, смысловые ассоциации теряют системность своей организации и иерархический строй. На этом первом этапе психоделической развертки субъект не дифференцирует логических связок смыслов, он погружен в энергетически заряженный психический материал и отмечает лишь спонтанно звучащие элементы образов, значений и смыслов. Собственное «Я» воспринимается как неопределенное присутствие и неразрывность с этими содержаниями. Данный этап нельзя считать деградационным по отношению к смысловой самоорганизации, т.к. вслед за ним, во всех случаях непрофанического использования психоделиков, наступает реорганизация психических содержаний и смыслов.
  • Следующая картина измененных состояний характеризуется, во-первых, «распаковкой» субъективной истории индивида, во-вторых — реализацией тематической заданности использования психоделика. История человеческой жизни, ее смысловое содержание, может, как совпадать, так и не совпадать с тем, что человек хотел открыть, изменить в себе с помощью психоделии. Вместе с тем и то и другое проявит себя в конкуренции или синергии смыслов, как только сформируется ИСС.
  • В полноценной развертке ИСС присутствуют четкие семантические критерии, у субъекта появляется особая чувствительность к смыслам и их связям и необычайная глубина их понимания. На этом уровне возрастает активность рефлексии, крайне динамично и многообразно начинают возникать смысловые и образные ассоциации. В их чрезвычайной избыточности, наряду с фантастическими, присутствуют реалистические ассоциации, в них человек опознает вытесненную информацию, а также те смысловые содержания, которые несут креативное, творческое значение. Самовосприятие подвержено той же динамике с поправкой на неразрывность. Даже «умирая» в той или иной фантастической сцене, испытывая кардинальные трансформации, человек не теряет себя, он всегда осведомлен о себе.
  • Этап, так называемой, психоделической ясности ИСС характеризуется особой органичностью, четкостью самоорганизации психосемантических форм. Образы, смыслы, значения обретают иерархический строй, в котором человек с необычайной ясностью усматривает свои жизненные и смысловые горизонты. Он находит себя изменившимся, понимающим свои проблемы и новые задачи, он часто чувствует сильное побуждение к творческому движению. От обыденных доминант это состояние отличается первенством смыслов саморазвития и достижения принципиально значимых целей.

Индивидуальным результатом психосемантической динамики, по выходу из ИСС, является та или иная новая смысловая наполненность сознания, стремление к переосмыслению своей жизни и дел. Эти перемены часто несут выраженный терапевтический заряд, человек оказывается способным исцелиться от множества психосоматических недугов и психических страданий.

Психосемантическое содержание ИСС

С точки зрения семантического анализа, важнейшими качествами и уникальными свойствами психоделии являются:

  • формирование доступа к неосознаваемым психическим содержаниям и памяти;
  • способность чрезвычайно активировать рефлексивные механизмы и повышать чувствительность к психосемантическим элементам;
  • значительно стимулировать динамику психосемантических процессов, а также реорганизацию психосемантических элементов с вектором усложнения их системности;
  • оказывать ревитализирующее терапевтическое влияние в обновленном контексте смысловых оценок жизненного содержания;
  • оказывать трансформирующее влияние на личностное самоопределение и стимулировать потребность к саморазвитию.

Выделенные качества обнаруживаются во всех профессионально индуцированных ИСС и, по сути, представляют формальную психосемантическую динамику и структуру психоделически вызванных ИСС. Проявление этой формальной структуры в измененных состояниях может быть признано критерием их полноценности и результативности, а также валидности ИСС наряду с методологическими требованиями и анализами результатов их происхождения.

Современная психоделическая практика ИСС

В современной практике использования психоделиков выделяются следующие направления:

  • вульгарное употребление психоделиков, в основном, в молодежной среде, как форма развлечения и удовольствия. В этом варианте эксплуатируются качества психоделиков усиливать гедонистическую чувственную составляющую и фантазийность восприятия;
  • применение психоделиков в целях саморазвития и стимуляции освоения новых
    социально-ролевых функций, наблюдается, преимущественно в культурно развитой среде и может использоваться в прикладных целях. В данном варианте сознательно используется возможность тематического управления психоделическим процессом в рамках специальных алгоритмов;
  • медицинское применение психоделиков: на протяжении последних сорока лет оно доказало свою эффективность в терапии тяжелых кризисов личности, ряда психических заболеваний и для большинства психосоматических недугов. Медицинские специалисты, использующие препараты данного ряда считают, что их лечебный эффект связан с трансформацией негативных патогенных систем опыта (негативных информационных матриц) и с ревитализирующей трансформацией психики. Важнейшим аспектом этой терапии является психосемантическая составляющая;
  • применение психоделиков в целях научных исследований можно признать перспективным, особенно в свете их свойства обеспечивать глубокий доступ к неосознаваемым психическим содержаниям, для изучении семантической организации психики и ее роли в функционировании систем организма человека. Однако такие исследования наиболее адекватно, с научной точки зрения, могут быть реализованы в соединении с компьютерными психотехнологиями.

Правовое санкционирование использования психоделиков в медицинских и исследовательских целях, в рамках действующего законодательства РФ возможны лишь в форме государственного лицензирования применения психоделических препаратов соответствующими конкретными медицинскими и научными организациями и коллективами.

Щепилов В. Н.

Поделись статьей с друзьями!