Искушение тайными знаниями

Последнее искушениеВ последние десятилетия внезапно поднялась новая волна интереса ко всему, что выходит за рамки явлений, объясняемых наукой. Если раньше упор делался на познании объективных законов для овладения природой, то сейчас внимание приковано к более тонкой области, к управлению человеком, подчинению его сознания.

Получается, что изменился объект интереса, но не сам принцип силового, насильственного вмешательства. Но для того, чтобы оказывать влияние на человека, надо, по крайней мере, видеть его болевые точки, знать, чем он воодушевляем и почему, где истинный центр данной личности, во что он верит, иными словами — куда устремлено его религиозное чувство, то единственное, что человеку нельзя внушить или вменить по обязанности или со стороны.

Как сказано С. Н. Булгаковым: «Определяющей силой в духовной жизни человека является его религия — не только в узком, но и в широком смысле слова, то есть те высшие и последние ценности, которые признает человек над собой и выше себя, и то практическое отношение, в которое он становится к этим ценностям»

Вот это религиозное чувство — в широком смысле слова — и лежит в основе всех действий человека, при любых, самых резких изменениях объекта его интереса. В своем наиболее бескорыстном виде, любви ко всему и всем, не зависящей от формы или не привязанной к форме, оно встречается крайне редко.

Людей, которые живут вне мировоззренческих систем, не опираясь на какие-то принципы, в свете духа, и могут свободно пользоваться его отраженным светом — информационным полем, в истории человечества были единицы. Остальные идут по лучу надежды и веры, то есть живут, мыслят и действуют в определенном мировоззренческом каркасе, защищаясь таким образом от вечной неопределенности, непредсказуемости жизни. При этом один верит в бога, другой — в золотого тельца — деньги, третий — в силу, которой можно завоевать мир, либо в магию, науку и т. д.

Это ничего не меняет — вера, необходимая для любой целенаправленной деятельности, находит себе подтверждение, используя образы и авторитеты определенной культуры, как примеры для подражания — будь то Бог, святые и их жизнь, священный предок или герой-воитель, основатели государств, великие люди или корифеи науки.

В наше время религиозное чувство расширяет свое русло. Даже убежденным материалистам сегодня ясно, что вера исключительно в науку, в универсальность ее объяснений всех явлений жизни уходит. Люди все больше обращаются к мировым религиям и их основным ответвлениям. И не только к ним.

Произошел поистине взрыв всеобщего интереса ко всему, долгое время отрицавшемуся: язычеству, шаманизму, посвятительным ритуалам, магическим культам, оккультизму, спиритизму, теософии, астрологии, эзотерическим (тайным) учениям и новейшим разновидностям веры — НЛО, контактам с другими мирами и прочее, и прочее...

Однако теории теориями, взгляды взглядами, а основное зависит скорее от накопленного человеком за жизнь материала сознания, его внутренних желаний, которые как бы накладываются на то, что им принимается, как аксиома, на веру.

Условно, по направленности желаний, можно выделить три типа сознания: люди с талантом к устроению материальной жизни: люди воображения, своим трудом и творчеством вырабатывающие условия существования любой культуры; и те, кто постоянно восстанавливает опоры жизни — представления о добре и зле, без чего культура лишается основы своей целостности.

По-настоящему самораскрытие личности может быть осуществлено человеком любого типа — важно только для себя определить, к какому из них мы относимся, а не гнаться за красотами чужой для себя роли.

Ценности единиц

Ценности единиц не могут быть ценностями масс, иначе приходит Хаос.

Тот хаос, в котором мы сегодня оказались, скорее всего, вызван тем, что в эпоху Просвещения ценности немногочисленного слоя интеллектуалов, продолжателей культуры и творцов науки, стали массовыми ценностями, заняв место объединявших все общество образов мировых религий. Но знание без смягчающего воздействия ограничений, принятых культурой в качестве нормы, и самоограничения человеком своего эгоизма, приводят к применению его как силы, лающей власть, то есть чисто утилитарно.

Сегодня наибольшую власть — власть непосредственно над умами дает уже знание психических феноменов. Мы выходим на опасный рубеж: обратив взгляд внутрь себя, внезапно обнаруживаем бесконечный во времени и в пространстве мир, в котором может вечно блуждать незрячая, не готовая к нему человеческая душа. К тому же этот мир имеет опасное очарование тайны и манит запретностью. В нем сохраняются («рукописи не горят») отпечатки всех светлых и грязных, порочных и возвышенных мыслей, проявлений и образов, скопившихся во внутреннем мире чувств за долгую и жестокую историю. К выходу на этот рубеж подготавливали человека мировые культуры всем своим развитием, наделяя его системой образов, в сжатом виде описывающих всю историю данного общества, одновременно в этих же образах усваивая нравственные требования и моральные законы. И только когда нравственность и мораль становятся не внешними регуляторами поведения, которых человек придерживается сознательно, а живым движением души, для него более или менее безопасно знакомство с эзотерическими учениями прошлого.

Какой же урок мы должны были усвоить в религии и культуре, какие качества развить в себе, чтобы безопасно выйти уже на другом уровне к тайным знаниям, которыми с древнейших времен владели жрецы, маги и посвященные в сокровенный смысл различных мистерий и ритуалов, существовавших у всех народов мира? И еще вопрос — имеет ли кто-то право делать всеобщим достоянием вековое тайное знание, в которое прежде посвящали человека после долгих испытаний?

Скрытое

Современные маги разных видов приглашают не обремененных культурой, молодых и неразумных людей к оккультизму. И толпы не приобщенных к культурной традиции, не усвоивших основ единой и общеобязательной морали мировых религий, словно зомби устремляются в эти сферы, куда таким, как они вход был всегда закрыт. Тем более он закрыт в наше время, когда налицо деградация качества сознания и десакрализация жизни человека. Наиболее наглядно это описано символическим языком в Библии.

В начале было бытие первочеловека в раю. Он повелевал природой, не прибегая к насилию, не убивая живого, срывая только необходимые для своего пропитания злаки и плоды земные. Тогда и мысли, и желания человека — образа и подобия Божьего — не загрязненные выплесками страстей, напрямую восходили к Царству Духа и обладали его творящей силой. Посередине рая цвело и плодоносило древо жизни. Постепенно человек наделил мир именами и определил природе «служебную» роль, возомнив себя ее господином. Так в мир, в том числе и в свой внутренний мир, он внес принцип насилия. Бытие раздваивается, разделяясь на божественное, сакральное — в ритуале, и профаническое, обыденное, каждодневное — в труде. Первоначальное райское древо тоже удваивается, превращаясь в древо жизни и древо познания добра и зла. Грехопадение сознания и состояло в соблазнении человека выгодами неполного, частичного, логического знания. Если в райском состоянии сознания действие, слово и акт сознания были связаны воедино постоянно (способность всегда и полностью находиться в том, чем занимаешься), то при удвоении мира это триединство сохраняется только на время совершения символического ритуала, а затем при господстве аналитического научного мировоззрения и совсем изгоняется из жизни.

В общем, «стали, как боги» — но не как созидатели, а, скорее, разрушители, вооруженные силой знаний и принципом насилия, борьбы. Утеряв ощущение полноты жизни, счастья, без мудрости и зрелости, не понимая себя, с детской самоуверенностью научились проявлять власть над природным началом.

Борьба за души

А во внутреннем мире человека творится такой бардак, что сам черт ногу сломит.

И по сей день прельщение продолжает идти по все той же линии воли к силе. Требуются уже все более тонкие и опасные знания, соответственно борьба за власть перемещается из области материального мира в борьбу за господство над внутренним миром человека.

Знания о природе психики используются не для того, чтобы помочь человеку найти свое истинное "Я", а для того, чтобы это "Я" спрятать от него подальше, а взамен человеку предложат купить зубную пасту "Колгейт", съесть Сникерс, приобрести страховой полис... Да все что угодно. Сакральные знания на службе корыстного ума позволяют легко подменять понятия, выдавая пустое за значимое.

Мы упорно не хотим быть теми, кто мы есть: всегда вперед тянется жадная рука воли, мы жаждем знаний как власти, как могущества, как средства приумножения сил, нисколько не возвысившись в нравственном сознании.

Описанные в Библии тенденции только усиливаются. Однако сам факт развития культур на базе мировых религий указывает путь к созданию нравственной личности. Всеми религиями аккумулирован гигантский опыт душевной жизни, можно вообще назвать религию наукой регуляции психического мира личности. Основная ее цель — помочь человеку понять свои ошибки, научить индивида собственными сознательными усилиями выходить из душевной жизни к пониманию жизни духовной. Это поддержка, защита, это весть о том, как избежать опасности, проходя информационное поле прошлого, астрал, как строить свой внутренний мир, не допуская в него нечистые энергии гордыни, зависти, злобы, агрессии, насилия.

Филон Александрийский

Филон Александрийский (Филон Иудейский, Philon Alexandreos; ок. 25 до н. э., Александрия — ок. 50 н. э.)

Согласно комментариям Филона Александрийского, воздушное пространство, звездное небо — это «пламенный меч, обращающийся, чтобы охранять путь к древу жизни». Вращение меча символизирует вращение звездного неба. Воздушная сфера — это астрал, область воображения, вечно соблазняющий властью, осуществлением мечтаний и перекрывающий нравственно незрелому человеку путь к творящим сакральным энергиям и полноте бытия.

Магия возникла, когда из первозданной неразвернутости (присущей детству) существования человека во всех сферах сразу — в том числе и в области непроявленного, царстве Духа (чаше называемом космосом, в противоположность природе), в земной природе выделились люди с более выраженным индивидуальным началом. Быстрый процесс развития внутреннего психического мира перекрыл нечистыми проявлениями личной воли, чувств, эмоций, желаний и мыслей область непроявленного. И область психического — астрал — сменила былую открытость всех людей космосу, свободный выход в него для большинства был потерян. Но целиком и полностью существуя в области психического мира, которую они открыли, будучи невыделенными из мира природы, люди магического мышления научились выходить (кто в большей, кто в меньшей степени) в область непроявленного единства жизни, имитируя сакральные формулы, позы и жесты предшествовавшей поры в действах символического ритуала, концентрируя на них волю и воображение.

Маг никогда не вычленен из одухотворенной его желаниями природы, он антропоморфирует ее, перенося на природу подмеченные в себе чисто человеческие свойства и реакции. Делая себя точкой отсчета, он подменяет былую сакрализацию многомерного таинственного мира обожествлением самого себя. Нужно еще подчеркнуть, что магическое мышление всегда нуждается в оппозиции: отталкиваясь от нее и на нее опираясь, он получает силу для действия, то есть оно всегда действует на силе сопротивления.

Ни теорий, ни позитивных понятий магия никогда не формулировала — сказывалась, видимо, перегруженность воображения и воли подавляемыми страстями — маги властвуют над природным началом, не пережив, но подавив его в себе.

Тем не менее, даже как-то не хочется говорить о магии далекого прошлого языком четких формулировок. То было прекрасное время жизни человечества, существования в естественно опоэтизированном им мире, куда, к сожалению, невозможно вернуться. Не надо, однако, смешивать ту магию с современной. Другим был сам фон, на котором она процветала,— эмоциональность, образность мышления людей того времени, их сочувствие, симпатия, солидарность (распространявшиеся, правда, в основном на свой род, племя или этнос).

Та магия развивалась в русле определенных моральных традиций и ограничений, когда каждого сдерживала общезначимая, общепринятая система запретов, табу и нарушавший их карался смертью или изгнанием из общества. Была традиция и в самой передаче, обучении магическим знаниям от учителя к ученику, с древнейших времен оно передавалось только достойному, чтобы оградить людей от аморальных магов, «лиходейщиков», по словам Д. Р. Толкиена.

Магия и оккультизм во всех их формах, как, впрочем, и наука — это специфические области деятельности, построенные на особом видении — личном мировоззрении — дилетантов они не любят. Так же как и интеллектуалом (подразумевая под этим исключительно тех, кто способен продуцировать новые идеи или видения), так и магом надо родиться, а потом долго и целенаправленно обучаться, как учатся специальности в науке.

Читать продолжение...

Поделись статьей с друзьями!

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о